Previous Entry Share Next Entry
Вопросы свободы и народной эмансипации
кот
red_w1ne


Кобад Ганди (Kobad Ghandy) родился в 1957 г. в богатой семье и закончил престижный колледж св. Хавьера в Бомбее (ныне Мумбаи). По происхождению он парс. В 1983 г. Кобад женился на Анурадхе Шанбаг, девушке из интеллигентной семьи (ее родители были коммунистами и даже поженились в офисе тогда еще единой Коммунистической партии Индии). И Кобад, и Анурадха присоединились к движению наксалитов в 1970-х гг. и работали в штате Махараштра, переехав из Бомбея в Нагпур. В 1981 г. Кобад был избран членом ЦК КПИ (марксистско-ленинская) [Народная война]. Эта партия со сложным названием была одной из многочисленных фракций, на которые раскололась КПИ (марксистско-ленинская) после смерти ее вождя Чару Мазумдара. Группа народной войны, как ее стали впоследствии называть, была основана в 1980 г. в штате Андхра-Прадеш и решила развернуть массовое партизанское движение. Супруги Ганди принимали активное участие в деятельности партии на протяжении нескольких десятилетий, чаще всего находясь на нелегальном положении. В 2004 г. Группа народной войны объединилась с другой фракцией наксалитов и стала называться КПИ (маоистская). В 2007 г. на ее объединительном съезде Ганди был введен в Политбюро, а Анурадха избрана в ЦК, где она в тот момент была единственной женщиной.

В руководстве движения Кобад Ганди занимался партийной документацией, в том числе переводом ее на английский язык, руководил подкомитетом по массовым организациям в ЦК партии, по некоторым данным, он также работал над развитием маоистского движения в городах. По словам самого Ганди, он не имел никаких связей с вооруженным крылом партии (Народно-освободительной партизанской армией).

В сентябре 2009 г. Ганди был арестован в Дели, где он находился на лечении от рака. В настоящее время он - заключенный в тюрьме Тихар недалеко от индийской столицы. Дело Кобада до сих пор рассматривает суд в Нью-Дели, ему предъявлено множество обвинений, в числе которых членство в запрещенной партии. Анурадха умерла в апреле 2008 г. от малярии, находясь на нелегальном положении.

Начиная с 2010 г., Ганди публикует статьи в индийском журнале Mainstream на экономические и политические темы. Ознакомиться с ними можно по следующей ссылке. Серия статей «Вопросы свободы и народной эмансипации» (Questions of Freedom and People’s Emancipation) выходила в журнале с августа 2012 по январь 2013 гг. В ней Кобад затрагивает широкий спектр вопросов, касающихся опыта социалистического строительства в СССР и Китае.

Как и любой коммунист, Ганди стремится найти ответ на вопрос о причинах поражения социализма в СССР и фактического отказа от социалистического пути в КНР, и в конечном итоге приходит к выводу, что основной причиной неудач была неспособность социализмов прошлого создать нового человека. Говоря о новом человеке, Ганди уделяет основное внимание ценностям, выделяя в них «ценности добродетели» (присущие коммунистическому обществу) и «ценности безнравственности» (свойственные обществу буржуазному или классовому вообще). Ключевым вопросом в деле построения нового социализма (помимо необходимых социально-экономических изменений) он считает усвоение людьми новых ценностей, что должно сделать невозможным откат назад, к капитализму.

Рассматривая концепцию Ганди, о содержании которой можно спорить (он делает ряд весьма сомнительных утверждений и в ряде случаев, возможно, впадает в идеализм), следует помнить, что он находится в заключении, публикует свои тексты в буржуазной прессе и поэтому вынужден говорить иносказательно. В его статьях, например, нет упоминаний о революции, вместо нее он пишет о «переменах». Ганди пишет о «партии», не называя ее прямо КПИ (маоистской), он говорит о «новом обществе» вместо социалистического общества и т.д. Несмотря на иносказательность, статьи Ганди правильно поняли в лагере сочувствующих наксалитам. Известный в Индии общественный деятель и журналист Бернар д’Мелло даже увидел в работе Кобада призыв к созданию «красных баз» в городах (хотя Ганди говорит всего лишь о сообществах людей, пропагандирующих новые ценности).

Перевод статей Ганди на русский язык был непростым делом, как из-за особенностей индийского варианта английского языка, так и из-за состояния самого текста. Статьи Кобада временами напоминают дневниковые записи, объединенные общей темой, личные размышления или даже своего рода самовнушение (здесь он напоминает Марка Аврелия и Боэция). Разумеется, тюремные условия также не способствуют тщательной обработке текста, который, вероятно, ему приходилось писать большей частью по памяти, не имея возможности проверить источники.

Так или иначе, я надеюсь, что публикация данного перевода будет интересна для российского читателя, который хочет узнать больше о революционном движении в Индии и о движении наксалитов. В России, да и отчасти в самой Индии, бытует странный предрассудок, что наксалиты – это полуграмотные крестьяне, не имеющие никакой идеологии и стратегии действий. Статьи Кобада Ганди являются блестящим доказательством обратного.

Вопросы свободы и народной эмансипации

  • 1
«…Главным критерием для избрания человека во власть, помимо его способностей, должно быть наличие у этого индивида максимального объема качеств „добродетели“. Их можно структурировать в какие-то 10-15 правил поведения, которые могут быть образцом для подражания для всех, и критерием для тех, кто находится у власти» — очень, очень плохая идея.
«В качестве цели были определены равенство и справедливость. И главной задачей было сокращение разрыва между богатыми и бедными. Были ли это правильно? Или окончательной целью должны быть свобода и счастье?» — да, это было правильно. Потому что богатые имеют лучшую позицию, чтобы устанавливать в обществе представления о свободе и счастье; они будут такими, чтобы ни в коем случае этот разрыв не сократить. Собственно, это дорожка Дэна.
Странное дело: Ганди предлагает формализовать моральные цели — и деформализовать экономические.
«Даже примеры Тачая и Тачинга (Tachai and Taching)» — пресвятые архаты! Я думал, все слышали про Дачжай и Дацин.
Там же рядом кавычка не в ту сторону.
Да, что касается пунктуации — очень много, лишних запятых.

>>«…Главным критерием для избрания человека во власть, помимо его способностей, должно быть наличие у этого индивида максимального объема качеств „добродетели“. Их можно структурировать в какие-то 10-15 правил поведения, которые могут быть образцом для подражания для всех, и критерием для тех, кто находится у власти» — очень, очень плохая идея.

Я думаю, она не столько плоха сама по себе, так как требования к власть имущим все же должны быть, в том числе к "моральному облику". Например, если начальник ведет себя по-хамски в отношении подчиненных, но при этом справляется с работой - его нужно снять. Другое дело, то, что предлагает Ганди - это по сути кастовое общество с иерархией по наличию "добродетели". В Индии это уже было и привело к известным результатам.

>>«В качестве цели были определены равенство и справедливость. И главной задачей было сокращение разрыва между богатыми и бедными. Были ли это правильно? Или окончательной целью должны быть свобода и счастье?» — да, это было правильно. Потому что богатые имеют лучшую позицию, чтобы устанавливать в обществе представления о свободе и счастье; они будут такими, чтобы ни в коем случае этот разрыв не сократить. Собственно, это дорожка Дэна.

Я это воспринял как критику "потребительского" коммунизма - когда говорится о повышении жизненного уровня как чуть ли не главной цели.

>>«Даже примеры Тачая и Тачинга (Tachai and Taching)» — пресвятые архаты! Я думал, все слышали про Дачжай и Дацин

Видимо, все, кроме меня (я практически ничего не читал про культурную революцию на русском).

Я думаю, она не столько плоха сама по себе, так как требования к власть имущим все же должны быть, в том числе к "моральному облику".

«Плохая идея» — это в основном про формализацию духовных заслуг.

когда говорится о повышении жизненного уровня как чуть ли не главной цели.

Но критикуемый тезис был совершенно другой: «сокращение разрыва между богатыми и бедными».


  • 1
?

Log in

No account? Create an account