Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

кот

Коллонтай о буржуазном и пролетарском феминизме

file_13584262958593

Два враждебных женских мира стоят друг против друга. С одной стороны буржуазные феминистки, с их батальонами смерти, с их штурмовыми колоннами. Армии, сеющие ненависть, вражду, армии, разнуздывающие самые низкие страсти в людях, будящие зверя-дикаря в человеке, попирающие все законы человечности, сострадания, культуры и нравственности; армии, оборонок, ведущих Россию, под патриотические крики, к полной хозяйственной разрухе, к гибели от затяжки войны.

С другой — армия работниц, «красная армия» пролетарок, организованных под революционными знаменами социал-демократии и рабочих союзов. Армия женщин, бесстрашно идущая на защиту самого великого и ценного в мире: мировой рабочей солидарности!

Два лагеря, два враждебных непримиримых женских мира!

Одни — дочери капиталистического строя, чьи интересы тесно связаны с интересами капитала и собственности, строя, в котором процветает лживая мораль, насилие, несправедливость; строя, при котором неизбежны войны и где хозяином является туго набитая мошна.

Другие — дочери восходящего, рабочего класса, с его великим и светлым идеалом, с его основным принципом не розни, конкуренции, вражды, а солидарности, сотрудничества, единения!

http://maoism.ru/3805
кот

Революционные сны

"Мы гордимся тем, что жертвовали собой во время народной войны, но нам грустно, потому что наши лидеры предали нашу борьбу. Чтобы в непальском обществе что-то изменилось, нам нужно избавиться от парламентской системы и установить народную систему. Только таким путем мы можем построить лучшее будущее для Непала и непальцев".

IMG_0094-1

[Дальше]IMG_0439-1

IMG_0298

"Лидеры, которые должны были бороться за освобождение бедняков, попали в ловушку своей собственной жадности, и оставили бедняков где-то на полпути. Но даже сейчас, если какая-нибудь политическая партия будет готова бороться за продвижение революции вперед, я снова присоединюсь к этой борьбе".

IMG_0045

IMG_0109

IMG_0465-1

"Я присоединился к народной милиции и потом к народной армии, после того, как моего отца убила непальская армия. Теперь я обучаю молодежь спорту. Мне кажется, что моя личная жизнь была разрушена точно так же, как в прошлом году землетрясение разрушило мою страну".

IMG_9812

IMG_9824

"Я был ранен в ногу и на протяжении 56 часов скрывался от армии, без еды и питья. Я видел, как мухи откладывают яйца в мою рану, и личинки начинают пожирать мою раненую плоть, и я ничего не мог сделать. Они кружились над моей раной, как вертолеты. После войны я был бездомным, и спал на улицах в Катманду. Теперь я сумел вылечить свое тело и свою жизнь, и я знаю, что мы снова будем бороться и однажды вылечим и нашу страну".

IMG_0602-1

IMG_0648-1

Raoit.in
кот

Несвоевременные мысли

frantz-fanon

Я давно думаю над этой мыслью, но как-то не решался высказать ее раньше, да и сейчас не хочется снова поднимать эту тему. А тут Коммари напомнил. Правда, он сам не понял, что сказал, вспомнив про Алжир. Где когда-то жило несколько миллионов этнических французов. Со всеми вытекающими правами национального самоопределения ;)

Оригинал взят у kommari в как актуально
"Допустим, что во французской колонии Алжире вспыхивает завтра восстание под знаменем национальной независимости и что итальянское правительство, движимое своими империалистическими интересами, готовится отправить восставшим оружие. Каково должно быть в этом случае поведение итальянских рабочих? Я намеренно беру пример восстания против демократического империализма и вмешательства в пользу восставших со стороны фашистского империализма. Должны ли итальянские рабочие воспрепятствовать отправке корабля с оружием для алжирцев? Пусть какой-нибудь ультра-левый посмеет ответить на этот вопрос утвердительно".

Л.Д. Троцкий

Кто сказал - Донбасс?

кот

Гулльский инцидент

Около полуночи наш отряд проходил Доггер-Банку — отмель в Немецком море. Знаменитую обилием рыбы. На этой отмели всегда можно видеть рыболовные суда. Впереди нашего отряда взвились трехцветные ракеты. "Суворов", приняв их за неприятельские сигналы, открыл боевое освещение, а вслед за этим с него грянули первые выстрелы. Его примеру последовали и другие броненосцы. Так началось наше "боевое крещение".

На "Орле" все пришло в движение, как будто внутрь броненосца ворвался ураган. Поднялась невообразимая суматоха. Заголосили горнисты, загремели барабанщики, выбивая "дробь-атаку". По рельсам, подвозя снаряды к пушкам, застучали тележки. Оба борта, сотрясая ночь, вспыхнули мгновенными молниями орудийных выстрелов. Заревела тьма раскатами грома, завыла пронизывающими ее стальными птицами. На палубах не прекращался топот многочисленных ног. Это бежали снизу наверх и обратно люди; они метались по всем отделениям и кружились, как мусор в вихре.

Слышались бестолковые выкрики:

— Миноносцы! Миноносцы!

— Где? Сколько?

— Десять штук!

— Больше!

— Черт возьми!

— Погибать нам!

Вольноопределяющийся Потапов выскочил из своей каютки в одном нижнем белье. На его маленьком лице выразилась полная растерянность, глаза тупо вращались, ничего не понимая. Он бросился было к трапу, но сейчас же отпрянул обратно. Ничего не придумав другого, он вскочил на умывальники, бормоча что-то, улегся в его желоб. Некоторые матросы запаслись спасательными кругами. Другие, выбросившись на верхнюю палубу, хватали пробковые койки. Кто-то крестился, и тут же летела отвратительная матерная брань. В левый борт дул ветер, рычало море и лезло через открытые полупорты внутрь судна. С жутким гулом разлилась по батарейной палубе вода. Ошалело стреляли комендоры, не целясь, куда попало, стреляли прямо в пространство или в мелькавшие в стороне огни, иногда прямо в воду борта, иногда туда, где останавливался луч прожектора, хотя бы это место было пустое. Прислуга подачи, не дожидаясь выстрела уже заряженной пушки, тыкала в казенник новым патроном. Вместе с мелкой артиллерией бухали и шестидюймовые башенные орудия. Наверху трещали пулеметы и этим, самым только больше нервировали людей, вносили замешательство на судне. В грохоте выстрелов, в гвалте человеческих голосов иногда можно было разобрать ругань.

— Что вы делаете, верблюды? Куда стреляете?

— Наводите в освещенные миноносцы!

С заднего мостика сбежал на палубу прапорщик с искаженным лицом и, держа в руках пустой патрон, истерично завопил:

— У меня все снаряды расстреляны! Орудийная прислуга обалдела, не слушается! Я им морды побил! Дайте скорее еще снарядов!

Кильватерный строй нашего отряда сломался. Часть прожекторов освещала суда, которые мы расстреливали, а остальные двигали свои лучи в разных направлениях, кромсая ночь, создавая беспорядок. Далеко впереди и справа на расстоянии в несколько миль сверкали вспышки сигналов. Только впоследствии узнали, что там проходил эшелон адмирала Фелькерзама, а сейчас его тоже признали за противника. Но каково же было удивление всех, когда слева, совсем близко, вдруг загорелись прожекторы и, ослепляя людей, уперли свои лучи в наши броненосцы. Создалось такое впечатление, что нас окружают вражеские силы со всех сторон.

Объятые ужасом, некоторые загалдели:

— Японские крейсера!

— Целая эскадра идет на нас!

С нашего отряда открыли огонь по этим прожекторам, что освещали слева, из мрака. Оттуда тоже начали отвечать стрельбой. Через "Орел", завывая, полетели чьи-то снаряды. На ближайшем судне, вероятно на "Бородине", покрыв все остальные грохоты, раздался выстрел двенадцатидюймового орудия.

— Мина взорвалась! — закричал кто-то на "Орле".

— Где? У нас?

— Вероятно, "Бородино" потопили.

— Сейчас и нас взорвут.

И новая весть, изменяясь на все лады, покатилась вниз по всем отделениям. Так, принимая искаженные формы, чудовищно изменилась действительность в сознании людей, взбудораженных паникой. Броненосец, казалось, превратился в плавучий дом сумасшедших.

"Цусима"
кот

Подвойский о штурме Зимнего

70187825

После Московского Совещания, в конце августа, перевыборы в Московский Совет дали большинство большевикам. Большинство большевикам дали перевыборы и в других городах. Наконец, в сентябре месяце переизбрание Петроградского Совета поставило во главе петроградского пролетариата точно так же большевиков и тем указало на возможность осуществления первого акта мировой пролетарской революции, захвата власти в огромной, многомиллионной стране.

Таковы же приблизительно были результаты перевыборов и в местные Советы в провинции. Вставал, таким образом, вопрос об объединении этих почти однородных Советов, о такой же однородной им по духу и центральной власти, т.е. вопрос о власти в республике вообще.

Это ставило на очередь вопрос о созыве Второго Съезда Советов, который разрешил бы этот вопрос.

Петроградский и Московский Советы, борясь с помехами соглашательского В.Ц.И.К., фактически взяли на себя инициативу созыва Второго Съезда, которому суждено было сыграть величайшую историческую роль.

Были разосланы эмиссары Петроградского и Московского Совета и большевистской партии во все места республики, довершая уже начавшийся в пользу большевизма перелом в настроении масс и учитывая этот перелом. Центральный Комитет коммунистической партии, после Московского Совещания, под сильнейшим и непрерывным давлением тов. Ленина, постановил практически подготовлять пролетариат к восстанию. Таким образом, в партии в это время вопрос о восстании встал в порядке дня, т.-е. в качестве вопроса, требующего немедленного разрешения.

И в тот момент, когда мысль о восстании была высказана вслух, восстание уже не только родилось, а по существу уже началось, потому что дальше события начали развиваться уже с невероятной быстротой, ускоренным темпом, развернувшись сначала в конфликт с правительством и соглашательством В.Ц.И.К. и закончившись восстанием.

Конфликт начался с попытки вывести войска из Петрограда.

В виду этого намерения правительства Керенского, стремившегося таким образом обескровить, лишить активной силы Петроградский Совет, последний 9-го октября по вопросу об обороне Петрограда принял резолюцию, предложенную большевиками, в которой говорилось о необходимости создания особого военно-революционного штаба, в противовес штабу Петроградского Военного Округа, которому пролетариат столицы имел все основания не доверять.

Следующее закрытое заседание Совета 12-го октября было посвящено уже техническим вопросам в связи с организацией этого революционного штаба, и, не взирая на протесты меньшевиков, принято положение о нем и название последнего: «Военно-Революционный Комитет», а 16-го, несмотря на яростную агитацию тех же меньшевиков, назвавших В.-Р.Ш. «Штабом для захвата власти», положение о нем и организация были утверждены пленумом Петроградского Совета.

Революционный Штаб пролетарских вооруженных сил – Военно-Революционный Комитет был таким образом создан.

В состав его вошли: по два представителя от Ц.К. партии большевиков и левых эс-эров, два от военных организаций их, по два от солдатских секций Петроградского Совета, два от гарнизонного совещания. Персонально в состав Комитета вошли: т.т. Лазимир, Невский, Троцкий (как председатель Петербургского Совета), Дзержинский, Антонов-Овсеенко, Кудинский, Коцюбинский, Лашевич, Мехоношин и др. Председателем вначале был избран т. Лазимир, впоследствии т. Подвойский и секретарем тов. Антонов.

Устав Комитета из 19 пунктов, утвержденный на первом его заседании, первейшей конкретной задачей Военно-Революционного Комитета ставил взять фактическое управление гарнизоном в свои руки. Комитет должен был провести в жизнь лозунг власти Петербургского Совета в петроградском гарнизоне. В силу принятого устава, ни одна воинская часть не могла быть выведена из Петербурга, даже из казарм, без санкции Военно-Революционного Комитета.

Штаб Округа лишается в отношении гарнизона всех оперативных прав.

Для проведения в жизнь последнего решения Комитета к Командующему войсками Комитетом были направлены уполномоченные члены Комитета во главе с т. Лазимир; их миссия закончилась неудачей, ибо со Штабом они ни к какому соглашению не пришли.

Для фактического осуществления власти в гарнизоне, Военно-Революционный Комитет назначил в каждую воинскую часть Петербурга и окрестностей своего комиссара, которому было приказано, опираясь на силу наших организаций в частях, сместить комиссара правительства и взять власть в части в свои руки. В проведении этого важнейшего решающего акта восстания колоссальнейшую, исключительную роль сыграла Военная Организация. Военная Организация дала восстанию свой готовый испытанный аппарат, своих лучших боевых товарищей, уполномочив их к величайшим актам восстания. Наказ комиссара заключал в себе пункты об исполнении только приказов Военно-Революционного Комитета, о неисполнении приказов Командующего Петроградским Округом и о подготовке частей гарнизона к вооруженному восстанию. Комиссары, опираясь на ячейки Военной Организации в полках, обязаны были обеспечить восстанию успех.

21-го октября ночью комиссары Военно-Революционного Комитета были направлены в полки петроградского гарнизона.

Отказ Командующего Петроградским Военным Округом подчиниться воле Петроградского Совета вызвал опубликование приказа Военно-Революционного Комитета о том, что «отныне вся власть в Петербурге переходит в руки Военно-Революционного Комитета». По этому приказу войска исполняют только распоряжения и приказы Военно-Революционного Комитета, передаваемые им через наших полковых комиссаров, а все иные распоряжения, откуда бы они ни исходили, признаются контр-революционными, точно так же, как и всякие выходы из казарм, помимо Военно-Революционного Комитета. Этим приказом в Петрограде началось вооруженное восстание, потому что конфликт между Временным правительством и Военно-Революционным Комитетом стал открытым, по крайней мере, посылка комиссаров в полки и предъявленное Штабу Округа требование В.-Р.К. как начало активных действий за осуществление идей Советской власти, следовательно, вызывающее и на активное противодействие этому.

Военно-Революционный Комитет, фактически взяв власть, должен был обеспечить Петроград от каких бы то ни было нападений с тыла; внутри сперва решено было не наступать, а ожидать нападения со стороны правительства. Вслед за этим, дан был приказ комиссарам Военно-Революционного Комитета в полках, чтобы они немедленно представили доклады о состоянии принятых ими полков в революционном отношении. Полученные 21 и 22 числа доклады значительной части комиссаров указали, что полки всецело и решительно стоят на стороне Петроградского Совета и постановили своей вооруженной силой вырвать власть у Керенского и передать ее Петербургскому Совету. Получив все эти донесения, Военно-Революционный Комитет, таким образом подсчитав свои силы, дал войскам директиву пока оборонительного характера, а именно обеспечение обороны подступов к Смольному, полагая, что враг сам перейдет в наступление первый, но имея в виду организовать оборону так, чтобы сторонники правительства разбили свой лоб о мощь революционных сил. С этой целью, поставив усиленные патрули по всему городу, приказав каждой воинской части охватить районы расположения, обеспечив при помощи броневиков невозможность выступления наиболее отсталых солдатских масс (казаков в первую очередь), разместив броневики по стратегическим пунктам, вызвав от надежных воинских частей кавалерию для патрулирования, для объезда города (приняв все меры предосторожности против уличных контр-революционных выступлений), Военно-Революционный Комитет тем самым обратил весь Петербург в военный лагерь и стиснул его в кольцо революционных сил. Красная гвардия, приведенная ранее полков в боевое положение, заняла все важнейшие ответственнейшие стратегические пункты, она сменила прежнюю оборону Смольного, в районах ею были взяты под охрану местные заводы и все общественные учреждения.

22 и 23 октября началась подготовка. Каждый атом революционной силы был приведен в сильнейшее движение и поставлен на определенное ответственное место. Вызваны были из Кронштадта и Гельсингфорса Балтийские моряки; из Кронштадта вызваны боевые суда. Стоявшие около Петрограда суда: крейсер «Аврора», «Заря Свободы» включены в цепь операции. Срепетированы моряки «Авроры», которые охраняли Зимний дворец.

Временное правительство, потрясая воздух обещаниями уничтожить большевиков, принялось за мобилизацию своих сил. Оно еще несколько дней до этого вызвало из Петергофа и Ораниенбаума юнкеров, разместив их в Зимнем дворце. Юнкера петроградских военных училищ также были приведены в боевое состояние и частью переведены в Зимний дворец. 22-го числа юнкерская охрана в Зимнем дворце была усилена юнкерскими отрядами Михайловского, Владимирского и Павловского училищ и друг. На площадь были стянуты английские броневики с английской же прислугой. 22-го октября караул матросов «Авроры» отказался дальше охранять правительство Керенского и был заменен юнкерским караулом. Был введен взвод артиллерии Михайловского военного училища с пушками.

Соглашательский В.Ц.И.К. настолько растерялся, что сразу выпустил из своих рук все нити руководства, управления и контроля происходящего. В Смольном с искаженным от растерянности испуга лицами в последний раз 22-23-го октября видели шатавшихся без всякого толку Чхеидзе, Дана.

На них как-то не обращали внимания, как на выброшенную ненужную вещь. Военная власть и правительство, оставшиеся без всякой поддержки со стороны В.Ц.И.К., потеряли, таким образом, и последнюю моральную и общественную поддержку, на которую они опирались. Все же ослепление их было таково, что ставшее уже почти фактом восстание пролетариата было в глазах правительства только вспышкой отдельных групп, которая не будет поддержана теми войсковыми частями, которые придут на помощь правительству, между тем как таковых в природе уже в то время не существовало, за исключением тех, что стягивались в количестве нескольких батальонов и школ к Зимнему дворцу.

Военно-Революционный Комитет заседал в Смольном непрерывно, ибо нужно было разрешить множество вопросов, связанных с восстанием, необходимо было сразу же озаботиться о продовольствии в дни восстания, о транспорте и т.д. Беспрерывная цепь товарищей являлась за приказаниями, инструкциями и советами. Сюда же был вызван также Штаб Красной гвардии. Ему был отдан приказ озаботиться вооружением всего рабочего класса Петербурга. В артиллерийские склады и управление были посланы наши комиссары. Все оружейные и артиллерийские склады, вместе с петроградскою крепостью, по распоряжению Военно-Революционного Комитета, взяты в свои руки ячейками Военной Организации и ее формирующимися вокруг них наиболее активно настроенными революционными солдатами. Ими в первую голову была организована строгая охрана снарядных и пороховых заводов и складов. Все входы в Петропавловскую крепость и артиллерийские оружейные склады были в руках членов Военной Организации.

Контроль над выездом и въездом в Петербург находился в руках комиссаров Военно-Революционного Комитета, для чего на всех вокзалах были поставлены комиссары Комитета. Приняты были также меры против мобилизации правительственных сил под видом митингов, собраний и т.д.

Два дня власти Военно-Революционного Комитета показали, что в распоряжении правительства сил очень немного и что, следовательно, Военно-Революционный Комитет должен переменить решение: не ожидать нападения, а самому, имеющимися у него средствами, ликвидировать правительство. Был выработан план занятия Зимнего дворца и ареста правительства.

23-го октября ночью в Зимнем дворце происходило заседание правительства. Военно-Революционным Комитетом приказано было окружить в эту ночь дворец и арестовать всех членов правительства. К сожалению, благодаря недочетам, неизбежным в крупных операциях, в которых, вдобавок еще, подъему и энтузиазму отводилась громадная роль, этого плана не удалось осуществить тогда, и, только благодаря этому, Керенский получил возможность скрыться и позднее выступить против новой власти.

По разработанному плану Зимний дворец предполагалось окружить во время заседания правительства, сжать в кольцо надежных войск. Если правительство на сдастся, заставить его – огнем с «Авроры» - «Зари Свободы» и в упор с Петропавловской крепости – сдать власть пролетариату.

Военно-Революционный Комитет решил вести на восстание в первую очередь самые стойкие части. Центр наступления должен был составить Петроградский полк, а фланги – левый: Кексгольмский гвардейский полк и Второй Балтийский флотский экипаж, имея за собою Егерский и Измайловский полки, а правый: Павловский полк вместе с Красной гвардией. На Финляндский и 180-й полк возложена была задача обеспечить Васильевский остров, держать в своих руках все переправы через Неву. То же на Петербургской стороне было поручено Гренадерскому полку и Огнеметно-Химическому батальону, на которых возложены были операции на Петербургской стороне, занятие там всех стратегических пунктов и Троицкого моста, а также всех переправ на Петербургскую сторону через Неву и ликвидация возможных контр-революционных выступлений там. На Московский полк и на Красную гвардию Выборгской стороны возлагалась оборона Литейного моста и всех переправ на Выборгскую сторону, а также занятие Финляндского вокзала. Им же, как и Гренадерскому полку, было поручено выдвинуться авангардом к Белоострову, дабы не дать правительству возможности продвинуть со стороны Финляндии какие-нибудь части с неясной для В.-Р.К. физиономией. В Центральном участке были Литовский, Волынский, части Павловского и Преображенского полков. Остальная же масса Литовского, Волынского, 1-го Запасного и Гвардейского полков и 6-го Саперного батальона получили задачу обороны всех подступов к Смольному институту на случай, если бы правительственные войска прорвали цепь, окружающую Зимний дворец, или на случай прибытия войск откуда-нибудь из окрестностей. Части Измайловского и Петроградского полков были выдвинуты на охрану подступов к Петрограду со стороны Варшавской и Балтийской ж.д. и Нарвского шоссе.

Общее руководство операциями вручено Антонову, Чудновскому и Подвойскому, причем на тов. Подвойского также было возложено и общее направление сил, действующих против дворца. Тов. Чудновский был направлен непосредственно к цепям. Руководители решили, что войска будут наступать на Зимний дворец в ночь на 25-е октября. Но неизбежная задержка, импровизированное управление войсками, недостаток связи и многие другие обстоятельства позволили начать первое продвижение войск к Зимнему дворцу только в 6-7 часов утра 25-го октября. Цепь сжималась, но операции значительно замедлялись нахождением управления наступавшими войсками в различных местах. Приказание приходилось передавать через самых ответственных работников, которые метались во все стороны на автомобилях. Поэтому решено было перебросить руководство в Петропавловскую крепость. Одновременно было дано распоряжение Штабу правого крыла поместиться в казармах Павловского полка. Левому сектору поместиться в Балтийском экипаже. Штабу центра приказано было находиться в непосредственной близости наступающих цепей.

Войска с нетерпением ждали удара на Зимний, и проволочки вызывали страшный ропот и возмущение. Передовые цепи горели нетерпением и беспрерывно требовали приезда руководителей и затем требовали от них объяснений в задержке.

Всех красногвардейцев и солдат влек вперед штурм Зимнего дворца и пленение Временного правительства. Цепи нервничали. Руководителям восстания приходилось десятки раз бывать на позициях и в каждой цепи доказывать, что задержка происходит потому, что в самом наступлении необходимо организоваться, накапливая силы, группируя их и перераспределяя.

На последнем совещании решено было перед штурмом послать в Зимний дворец парламентеров с предложением правительству очистить дворец и сдать оружие и самим сдаться на милость Военно-Революционного Комитета. Ультиматум был передан во дворец. Через условные 20 минут ответ не был получен: мы сжали еще сильнее кольцо войск вокруг дворца. «Аврора» не открывала огонь.

Революция хотела избежать всеми мерами крови.

Было условлено, что если в течение 20 минут не последует ответа, «Аврора» первая откроет огонь, моряки высадятся на набережную, а красногвардейские полки, по орудийному сигналу, штурмом бросятся на Зимний дворец.

Совсем стемнело. Войска приходили в отчаянье, все сильнее и сильнее нервничали, не слыша орудий. Они требовали вести их немедленно к решительной битве. Сжатым кольцом судьба дворца уже была решена бесповоротно. Во дворец была послана еще делегация с последним предложением сдаться, во главе с т. Чудновским.

В Штабах считали минуты; парламентеры не возвращались; пушки ждали ядер. Солдаты в цепи волновались, недоумевая, почему их не ведут на штурм, но в это время с «Авроры» сообщили, что парламентеры задержаны в Зимнем дворце. Открывать огонь из орудий, когда заложниками у врагов наши товарищи, было рискованно, - заложники могли быть расстреляны.

Войска теряли всякое терпение и сами собой продвигались вплотную к площади дворца и сами же собою затевая редкую перестрелку с защитниками Зимнего. Силы, бывшие в распоряжении правительства и часть которых находилась в Генеральном Штабе и на Дворцовой площади, были втянуты за баррикады во двор Зимнего дворца.

С раннего утра юнкера и георгиевцы перетащили от Генерального Штаба сложенные там плахи дров и устроили глубокий сектор баррикад, закрывающий все входы и ворота в Зимний дворец. В баррикадах были искусно размещены пулеметы; все подступы вливающихся на Зимнюю площадь улиц находились в сфере их огня. Дворцовый мост со стороны, прилегающей ко дворцу, находился еще в руках юнкеров, со стороны же Адмиралтейства и на Васильевской стороне – в руках матросов, кексгольмцев, финляндцев и Красной гвардии. Кексгольмский полк, 2-й Балтийский и Гвардейский экипаж моряков, под нажимом солдат, продвинулись к ограде сада дворца, в голову Александровского сада, на улицу Благородного Собрания за Полицейским мостом, группы этих же частей прикрывали завод зенитной артиллерии; с Морской улицы вход в Зимнюю площадь занимали броневики, под прикрытием павловцев и Красной гвардии Петроградского и Выборгского районов. Главный отряд Павловского и Преображенского полков продвинулся до Зимней канавки и замыкал выходы с Зимней площади. Все это опиралось с левого фланга и в центре на резервы Егерского, Семеновского и Волынского полков.

Буржуазия пыталась создать в тылу наших цепей демонстрации, собрав у «Вечернего Времени», против Гостиного двора кучки и распинаясь за «непролитие братской крови», но твердое воинственное настроение войск отбило охоту к каким-нибудь выступлениям, тем более, что матросы, солдаты, красногвардейцы, патрулируя, арестовали генералов, высших чиновников, графскую и княжескую знать, причем, когда попадались всем известные носители или выразители планов низвергаемого строя, массы приходили в ярость и требовали их немедленной казни. Но руководители останавливали готовые свершиться самосуды. Таким образом арестован был Начальник Штаба Петроградского Военного Округа князь Багратуни. Его матросы сняли с извозчика вместе с помощником военного министра, князем Тумановым, и хотели тут же расстрелять, однако, успокоившись, отправили в Петропавловскую крепость.

В Зимнем дворце в это время росла растерянность, Временное правительство в полном смятении. То совещается, то безнадежно ждет помощи от исчезнувшего Керенского. Бывший министр торговли и промышленности Пальчинский, который был назначен Временным правительством помощником уполномоченного по обороне Петрограда, обманывал и правительство и юнкеров утверждением, что подкрепления идут, о чем им, якобы, получаются сведения.

В 21 час с Петропавловской крепости и крейсера «Аврора» было сделано по дворцу несколько холостых выстрелов. Это послужило сигналом к общей усиленной перестрелке, которая продолжалась до 22 часов, причем женский ударный батальон первый не выдержал огня и сдался. В 23 часа затихшая было, благодаря этому, перестрелка возобновилась вновь до того времени, пока «Аврора» не послала во дворец шестидюймовый снаряд, разорвавшийся в коридоре дворца и внесший смущение и расстройство в толпу его защитников. Воспользовавшись этим, матросы, красногвардейцы и солдаты ринулись вперед.

Это был героический момент революции, ужасный, кровавый, но прекрасный и незабываемый. Во тьме ночной, озаренные бледным затуманенным дымом светом и кровавыми мечущимися молниями выстрелами, со всех прилегающих улиц и из-за ближайших углов, как грозные, зловещие тени, неслись цепи красногвардейцев, матросов, солдат, спотыкаясь, падая и снова поднимаясь, но ни на секунду не прерывая своего стремительного, урагано-подобного потока.

Смолкли дикие завывания и грохот трехдюймовок и шестидюймовок с Петропавловской крепости, и в воздухе, заглушая сухую непрерывную дробь пулеметов, винтовок, стоял сплошной победный крик «ура» вперемежку с другими дикими, неподдающимися ни передаче ни восприятию звуками. Страшный, захватывающий все существо, объединяющий воедино всю разнородную массы, но крайне короткий момент… Мгновенная задержка перед баррикадами и трескотня пулеметов, на мгновение заглушившая крики… Упавшие тени, но уже более не поднимающиеся. Мгновение, когда во тьме и самые баррикады, и их защитники, и на них наступающие слились в одну темную сплошную массу, кипевшую, как вулкан, и в следующее мгновение победный крик, уже по ту сторону баррикад, а людской поток заливает уже крыльцо, входы, лестницы дворца, а по сторонам трупы, разваленные баррикады, толпы людей, без шапок, с бледными лицами, трясущимися челюстями, поднятыми вверх, как призыв к пощаде, руками – враги…

Дворец взят. Единственный кусок территории, державшийся в течение дня в руках «Временного правительства Всея Руси», вырван руками народа; царский дворец, символ бесконечного произвола, беспросветного угнетения, сотни лет смеявшийся над горем и слезами миллионов рабов, в руках этих угнетенных, бесправных, в руках пролетариата – единого властителя своей судьбы с этой минуты. С этой минуты Петроград – красная, первая в мире столица рабоче-крестьянской власти. Эта минута – первая минута, как будто рассекшая мир на две половины: на капиталистов, насильников, угнетателей, в одной части, и ранее загнанных, полузадушенных – в другой, но уже не загнанных в подполье, не бессильных, а могучих, разящих, торжествующих. Однако, не видно еще тех, из-за кого шла пальба, по чьей вине лилась кровь, из-за кого на улицах, на дворе, в роскошных покоях дворца лежали костенеющие трупы. Сотни людей рассыпались по бесконечным комнатам и коридорам, во всех углах… Но вот и они… Бледные, с трясущимися нижними челюстями, кривящимися губами, старающиеся придать себе вид спокойного величия, но не могущие скрыть своего волнения. Лилипуты, поднимающиеся на носки, чтобы казаться великанами… Неистовый крик при виде их – «Смерть палачам, смерть врагам народа, убийцам солдат и рабочих! На площадь их, на суд народный!».

Угрожающе стукают приклады о паркетный пол, зловещим огоньком вспыхивают острия штыков.

- Именем революции… Вы арестованы… Товарищи! Враги в наших руках. Революция больше не хочет крови.

И эта же грозная, беспощадная минуту тому назад толпа, чувствуя свое величие, величие победителя, охранила их от гнева народного, провела сквозь его разъяренные ряды. Министры – враги революции – были в руках революции.

Все было кончено. Из победы сверкал новый строй и новая рабочая и крестьянская власть.

Военная организация ЦК РСДРП(б) и Военно-революционный комитет 1917 г.
кот

Люди, победившие американцев

Сорок лет назад закончилась вьетнамская война. А это люди, которые привели Вьетнам к победе над самой сильной армией мира. Основатель Демократической Республики Вьетнам Хо Ши Мин и создатель ее Народной армии Во Нгуен Зиап.

tumblr_muirqfOhju1qap9gno1_500
кот

Долоев вернулся, но не все ему рады ;)

А зря, потому что он наряду с ерундой пишет правильные вещи, как и раньше.

Приблизительно в это время я получила письмо от Плеханова с просьбой срочно приехать к нему в Женеву. Как только я приехала туда, он резко спросил меня:
– Как вы и ваша партия относитесь к войне?
Вопрос удивил меня. Безусловно, великий марксист Плеханов должен был знать, что мой ответ естественным образом вытекает из моего (как и из его собственного) мировоззрения.
– Мы сделаем все возможное, чтобы не допустить вступление Италии в войну и положить ей конец как можно скорее, – сказала я. – Что касается лично меня, то я, естественно, сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь в этом партии.
Его глаза гневно сверкнули.
– Значит, вы постараетесь не допустить вступления Италии в войну. А как же Бельгия? Где ваша любовь к России?
– Что вы хотите сказать, говоря о моей любви к России? Должно ли мое отношение к войне измениться, потому что в нее вовлечена Россия? Разве не вы раскрывали мне истинные причины войны? Разве не вы предупреждали нас, что эта бойня готовится и что мы должны противостоять ей?
– Что касается меня, – ответил он, – то, если бы я не был старым и больным, я бы вступил в армию. Насаживать на штык ваших немецких товарищей доставило бы мне огромное удовольствие.

(Анжелика Балабанова. Моя жизнь - борьба.)


via doloew1917
кот

Подвойский Н.И. Военная организация ЦК РСДРП(б) и Военно-революционный комитет 1917 г. (продолжение)

Буржуазия, победившая пролетариат, повела дальше, как правильно учил тов. Ленин 6 июля, наступление на соглашательский элемент. Керенский и соглашательские партии сдавали позицию за позицией и были притянуты буржуазией в середине августа на Московское Государственное Совещание, несмотря на то, что весь пролетариат протестовал против последнего, считая его ширмой для организации всероссийского контр-революционного заговора.

Московское Совещание дало Военной Организации возможность развить широчайшую и печатную и устную агитацию среди солдатских масс с целью сплочения их с пролетариатом для отпора нарастающей контр-революции. В своих газетах и особых брошюрах, выпущенных под названием «Листочки», Военная Организация использовывала каждую речь, каждую фразу, произнесенную на Совещании, как доказательство приготовления буржуазии к реставрации, и всю трусость и цинизм соглашателей, питаемых буржуазией, но держащихся за ее хвост, организующих торжество контр-революции.

Значение этих «листочков» было необычайно велико, так как они готовили массы к тому, чтобы дать отпор надвигающейся монархической военной диктатуре. Занесенный в Москве удар над революцией опущен был Корниловым в его мятеже.

Пролетариат отозвался на Московское Совещание забастовкой. Приехавших на совещание в Москву «государственных людей» пролетариат заставил итти пешком от вокзала, остановив в этот день трамваи. Может быть, это обстоятельство особенно подчеркивало будущего героя контр-революционного заговора Корнилова, инсценировавшего въезд в Москву на традиционном белом коне от Александровского вокзала на Государственное Совещание и по пути заехавшего к Иверской, дабы сотворить перед иконой торжественное коленопреклонение.

Московское Совещание было репетицией буржуазии и помещиков по удушению революции. На Московском Совещании помещиками, монархистами был намечен и палач революции и рабочего класса – Корнилов. У Иверской иконы буржуазия взяла с него клятву верности контр-революции. Буржуазия на Московском Совещании сорвала порфиру с Керенского и венчала своим доверием нового избранника из крепостников и монархистов, который в скорости и начал действовать.

Военная Организация, наблюдая за всем ходом контр-революционных действий буржуазии, готовилась парировать реставрационные действия. И поэтому, когда пронеслось первое известие, что Корнилов двигается на Петербург, она уже стояла на своих боевых позициях. Эта бдительность снова вознесла ее на гребень революции. «У вас есть сильная Военная Организация, - обратился к тов. Каменеву, выпущенному к этому времени на свободу, представитель Военного Отдела соглашателей В.Ц.И.К., - пусть она придет к нам на помощь».

Военная Организация не нуждалась в призыве. Она уже действовала. Подняв все полки и батальоны Красной гвардии, которые в подпольи укреплялись, формировались, обучались, приведя их в боевое состояние, Военная Организация первая вывела свои войска на защиту подступов к Петрограду, когда большевистская партия призвала пролетариат и солдат к защите революции.

Члены Военной Организации на фронте делали ту же работу, не давая Корнилову двинуть на Петроград большие силы.

На перманентном совещании в Смольном, в комнате большевистской фракции, по случаю Корниловского выступления соглашатели, меньшевики, эс-эры, члены Ц.И.К. всячески старались обратить Военную Организацию в свое орудие, призывая объединиться под их руководством против общего врага революции – Корнилова.

С этой целью Военный Отдел В.Ц.И.К. предложил Военной Организации делегировать в состав этого Отдела нескольких товарищей для совместной работы.

Предложение было принято, обязательств никаких не дано.

В качестве делегатов Военной Организации Ц.К. партии были назначены товарищи Вл. Ив. Невский и Н. Подвойский.

С военной точки зрения, участие Военной Организации в Военном Комитете В.Ц.И.К. не имело особого значения, потому что, в существе дела, Военная Организация уже стояла во главе всех вооруженных сил, которые еще ранее, в период нашего подпольного существования, были почти вполне подготовлены нелегальным путем к возможности контр-революционных авантюр. Участие в Военном Комитете для Военной Организации было важно лишь постольку, поскольку Военная Организация через своих делегатов знала бы все шаги и все соглашательские махинации правительства и господствующих партий с контр-революционной партией кадет и другими буржуазными партиями.

Военная Организация могла торжествовать снова свою победу. Со всех сторон к ней шли донесения, что такой или такой полк выступает против Корнилова, выступает под пролетарскими коммунистическими лозунгами в защиту революции.

Полк за полком выступал на позицию. Донесение за донесением поступало в Военную Организацию. И Корниловский мятеж – первое сражение, данное буржуазией революции, было пролетариатом выиграно. Корниловские эшелоны, продвинувшиеся к Панову, Великим Лукам, были частью рассеяны революционными войсками, частью перешли на их сторону.

Корнилов был раздавлен, главным образом, благодаря тем усилиям, которые в период мрачной реакции были сделаны большевиками по части организации просвещения и политического воспитания рабочих и солдатских масс.

Контр-революционное выступление Корнилова снова открыло широкий путь для большевистской работы, снова направило мысли и настроение масс к тем, которые предсказывали это контр-революционное выступление и которые всячески способствовали тому, чтобы это контр-революционное выступление не убило революцию.

Корнилов был разбит, но контр-революция не была раздавлена, ибо буржуазия склонна была скорее считать Корнилова неудачником.

Дальше
кот

Подвойский Н.И. Военная организация ЦК РСДРП(б) и Военно-революционный комитет 1917 г.

На этих страницах мы хотим остановиться на работе коммунистической партии по овладению армией, превращению ее, этой обреченной на распад и разложение массы в орудие пролетарской революции и, по созданию новой революционной силы, сменившей старую.

Невольно возникает вопрос, каким образом эти титанические работы партией были выполнены. Каким инструментом или аппаратом она, выходившая из недр угнетенного класса и загоняемая даже в революционное время в подполье, крайне немногочисленная вначале по количеству явных членов, охватила колоссальный военный механизм с миллионами частиц?

Таким инструментом явилась Военная Организация большевиков, слитая в своих работах непосредственно с сердцем партии, ее Центральным Комитетом.

С первых же дней февральской революции для каждого вдумчивого человека было ясно, какую колоссальную политическую роль в процессе революциии играла царская армия и особенно Петроградский гарнизон, состоявший в большинстве своем из гвардейских полков, и потому с первых же дней переворота все взоры России обратились на фронт, - что он скажет по поводу всего происходящего.

Включением 28-го февраля в состав Петроградского Совета депутатов от петроградского гарнизона было положено крепкое организующее начало непрерывному росту влияния на ход и развитие революции этих огромных, вооруженных, но политически совершенно не обработанных, полупролетарских, полудеревенских масс.

Направить эту силу по определенному руслу, захватить влияние над ней в свои руки, сделать ее, овладев ею, орудием выполнения определенных политических задач стало вопросом жизни и смерти для каждой партии, а в том числе и для большевиков, сразу же после февральского переворота приступивших к планомерному овладению этой серой крестьянской массой – армией.

При выполнении этой цели вся тяжесть ее выпала на долю Военной Организации, и последняя сумела не только овладеть многолюдной царской армией и тем обеспечить блестящий успех октябрьского переворота, но и дала образец чисто пролетарской вооруженной силы – Красной Гвардии – опыт, еще не имевший места до сих пор в тех размерах, до каких дошла Красная Гвардия.

Военная Организация подготовила будущих организаторов, тактиков, стратегов и вождей гражданской и революционной войны, выдвинула, в качестве основного рода оружия, революцию слова, агитацию и пропаганду; создав, таким образом, новую революционную тактику, дала образец самой компактной организации вооруженных сил, создала жизненные методы обработки и обслуживания не только самих вооруженных масс, но и того резервуара, из которого формировались эти вооруженные силы. По пути этой Военной Организации пошла и ее продолжательница Всероссийская Коллегия по организации и формированию Красной Армии, созданная в декабре 1917 года в недрах Народного Комиссариата по военным делам. В качестве специального органа, Всероссийская Коллегия, построенная по образцу Военной Организации, явилась, собственно, лишь видоизменением последней и второй ступенью ее. В ней, так же, как и в Военной Организации, на первый план был выдвинут аппарат агитации и пропаганды. Основным принципом организации ею вооруженных сил также явился принцип отбора – принцип добровольчества, на котором строились Военной Организацией пролетарские вооруженные силы. Отсюда же, естественно, этот принцип перешел и во вновь созидаемую Красную Армию.

Военная Организация начало свое берет на второй день после февральского переворота, после того, как на втором по счету легальном заседании Петербургского Комитета партии большевиков было постановлено создать специальную правомочную организацию для работы в войсках Петроградского гарнизона. 7-го марта Петербургским Комитетом уже были утверждены и в общих чертах приняты программа и план работы в войсках и избрана, в целях исполнения их, Военная Комиссия в составе тов. Сулимова А.Н., Подвойского Н.И. и Нарвского С. На этом же заседании Петербургского комитета решено было вызвать для работы в Военной Организации тов. Вл. Ив. Невского, который в скорости прибыл и вошел в состав Военной Комиссии. Через короткое время в Военную Комиссию вошли и сделались виднейшими ее работниками: солдат гренадерского гвардейского полка тов. Механошин К.А., солдат гвардейского саперного батальона тов. Беляков Н.К., вожак броневых частей солдат Елин, подпоручик Красносельского гарнизона, тов. Дашкевич, П.В., рабочий Орлов, Кирилл, посланный на работу среди моряков в Кронштадт. Еще через некоторое время в Военную Комиссию были введены: старая партийная работница Размерович, Евг. Ф., прапорщик огнеметно-химического батальона, тов. Женевский, А.Ф., вожак автомобилистов солдат, тов. Киселев, А.А., вожак пулеметчиков солдат, тов. Ильинский. Еще позднее: от фронта – прапорщик Крыленко, Н.В., штабс-капитан гренадерского гвардейского полка тов. Дзевалтовский, солдат Васильев, от моряков – мичман Раскольников, Ф.Ф.

Перед Военной Организацией сперва стояла лишь задача овладеть войсками Петроградского гарнизона и создать, одновременно, пролетарскую вооруженную силу, способную в Петрограде отстаивать завоевания революции, охранять фабрики и рабочие кварталы от контр-революционных посягательств.

В первые недели Военная Организация поставила своей задачей путем митингов, собраний, бесед по больным вопросам быта и неурядиц солдатской жизни расположить к себе самые широкие и отсталые слои солдатских масс, как Петербурга, так и других ближайших гарнизонов. Для этой цели члены Организации и работающие в ее аппарате товарищи командировались не только в казармы Петербурга, но и в его окрестности: Царское Село, Гатчину, Ораниенбаум, Петергоф, в Стрельну, Кронштадт, а также в Гельсингфорс, Выборг, Новгородскую губернию и в другие города и места расквартирования сильных гарнизонов Петроградского Военного Округа.

Дальнейшей задачей агитации Военной Организации являлось внедрение в солдатские массы лозунгов о необходимости немедленного заключения мира, передачи всей земли крестьянам, установления контроля рабочих над производством. С особым вниманием к состоянию сознания солдатских масс эти последние воспитывались на мысли о возможности решительной победы над помещиками, капиталистами и переустройства, затем, на социалистических началах жизни, только при условии союза крестьянства с пролетариатом и при установлении их диктатуры. На каждом собрании, на каждом митинге, на каждой беседе с солдатами говорилось, что у полупролетарского деревенского элемента нет интересов, отличающихся от интересов рабочего класса. Только идя рука об руку с рабочим классом, признавая его вождем революции, полупролетарские массы получат для себя и землю, и власть, и возможность устраивать свою хозяйственную жизнь так, как это будет в интересах беднейших классов. И, наоборот, отколовшись от пролетариата своими колебаниями, нерешительностью и соглашательством с господствующими классами, они будут затягивать войну, будут оттягивать разрешение земельного, политического и социальных вопросов и тем самым будут ставить завоевания революции под удары своих злейших врагов, который сейчас не выказывают своего подлинного лица только потому, что боятся их силы – силы вооруженного пролетариата. В этот период работы в войсках, продолжавшийся до первого кризиса революции 19-21 апреля, Военная Организация более всего потратила силы на то, чтобы оторвать солдатские массы от влияния помещичье-буржуазных вождей: Родзянко-Гучкова-Милюкова и лже-социалистических партий.

Военная Организация старалась открыть глаза солдатам на действительные интересы тех, которые старались убаюкивать их революционными фразами, прикрывающими их контр-революционную сущность. Позиция, которую занимали по отношению к войне, миру и революции буржуазные и примыкавшие к ним партии, давала возможность ставить этот вопрос Военной Организации достаточно резко.

Отмечая противоречие классовых интересов в этой войне, Военная Организация подводила мысль солдата к тому, что все народы, поставленные в такие же тягостные условия, как и Российский народ, поймут, что от господствующих классов им не дождаться устройства жизни, что только общепролетарскими усилиями возможно будет избавиться от гнета капитализма и ужасов войны – детища капиталистического строя.

Период до 19-го апреля прошел во все развивающейся агитационной работе. За это время Военной организации удалось достичь значительного влияния в гарнизонах: Петербургском, Красно-Сельском, Петергофском, Кронштадтском, Ораниенбаумском, Выборгском и Гельсингфорском. В Петербургском гарнизоне к этому времени Военная Организация имела господствующее влияние в Финляндском полку, в 180-м, 1-м пулеметном, Гренадерском и части Московского. В 180-м полку выделилась скоро активная группа молодых прапорщиков: Куделько, Вишневецкий, Занько, Тер-Арутюнянц, Клим, Далматов, Коцюбинский, которые скоро политически были обработаны. При помощи их и введенных в группу большевиков прапорщика 3-го Стрелкового Гвардейского полка Павлуновского и других Военная Организация сумела провести работу с особенной интенсивностью не только в 180-м полку, но и в других полках Петроградского Военного Округа. Буржуазия с кадетской партией во главе, видя рост влияния большевиков в войсках, стала развивать бешеную контр-агитацию, натравливая малосознательные солдатские и мелко-буржуазные массы на большевиков и рабочий класс вообще . Были пущены в ход все средства, чтобы натравить армию на рабочих.

Солдаты, главным образом находившиеся в окопах, оборванные, истощенные, замученные войной, не знавшие от революции никакого облегчения, кроме посулов на получение земли после победной войны, быстро поддавались влиянию кадетской агитации.

В Петроград, Москву и другие города армия вереницей стала посылать делегации инспирированных агентами буржуазии меньшевиков и правых эс-эров.

Однако, Военной Организации удалось широко использовать эти делегации в целях контр-агитации и установления связи с фронтами и влияния на солдатские массы в окопах.

Залучив делегацию к себе, ответственный работник Военной Организации растолковывал ей причины, смысл и цель натравливания буржуазией солдат на рабочий класс, направляя ее на заводы, чтобы та воочию сама убедилась в клевете буржуазии.

На заводах рабочие раскрывали истинные причины понижения производительности труда и политически просвещали и обрабатывали делегации, а те, побывав на заводах, впечатления свои передавали в полки, а те выносили соответствующие, опровергающие буржуазную ложь резолюции, которые в период с апреля до июня печатались во всех демократических органах по несколько штук в день, напоминая буржуазии о ее клевете. Провокаторская игра, таким образом, была сорвана, в конечном итоге принеся даже пользу, ибо начала спаивать фронт с заводским пролетариатом.

Скоро Военная Организация большевистской партии уже явилась для делегаций единственным местом, где они получали истинные, прямые ответы на интересующие вопросы. Путем непрестанного общения окопов с Военной Организацией влияние большевиков постепенно, таким образом, начало переноситься из тыловых городов в окопы. Таким образом, шаг, задуманный врагами, был обращен в орудие, направленное против самой буржуазии.

Естественно, что благодаря такой работе Военной Организации пролетариат Петербурга и большевистская партия смогли вынести тот бешеный натиск, с которым буржуазия набросилась на партию, на рабочий класс и на его вождя тов. Ленина.

Дальше