?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: история

Советское
кот
red_w1ne
Коммунисты и либералы похожи в своем отношении к советскому прошлому. И для тех, и для других оно существует и сегодня. Что значит быть коммунистом в России? Это значит быть за СССР, Сталина, Брежнева, Ленина, оставаться советским человеком или угорать по всему советскому (для молодежи). Рабочий класс, марксизм-ленинизм, умные книги - это все не об этом. Что значит быть российским либералом? Это значит ненавидеть советскую историю, Сталина и Ленина, "выдавливать по капле" из себя совок (для старшего поколения), и угорать по всему западному, любить США и Европу (для обоих поколений). Демократия, рынок, Хайек, Айн Рэнд - это все важно, но тоже на втором плане. Обе культуры идентифицируют себя через советское. Нужно подвести под этим черту, потому что советского в нашей жизни осталось мало, и мы сегодня живем в другой стране с другими проблемами.

Юрий Панков. 80 лет назад, в мае 1936 года, в Москве открыли Центральный музей В.И. Ленина
кот
red_w1ne
Оригинал взят у yroslav1985 в Юрий Панков. 80 лет назад, в мае 1936 года, в Москве открыли Центральный музей В.И. Ленина
продолжение, начало http://yroslav1985.livejournal.com/162300.html

В течение сентября в ходе подготовки к заседанию Политбюро было проведено обследование здания бывшего МК на Б. Дмитровке. К нему были привлечены академик Жолтовский, профессоры архитектуры Чернышев, Фридман, архитекторы Крюков и Алабян. По заключению специалистов, реконструкция здания требовала времени и значительных средств.

Одновременно продолжался поиск другого здания, о чем свидетельствует сохранившаяся в фонде Н.И. Ежова записка от Александра Ивановича Стецкого: «Сегодня осматривал здание быв. Городской Думы. Должен сказать, что это здание подходит для Музея Ленина гораздо больше.

Read more...Collapse )


Маоизм vs сталинизм
мао
red_w1ne
Оригинал взят у buntar1917 в Маоизм vs сталинизм
В последнее время все больше назревает необходимость обозначить маоистскую позицию по отношению к Сталину и так называемому "сталинизму". Как известно, маоизм относят к "анти-ревизионистскому" направлению направлению марксизма-ленинизма, для которого характерна апологетика Сталина, тем не менее, в роли ярых антимаоистов часто выступают так называемые "сталинисты" РКРПшного толка. Энвер Ходжа тоже был настроен отрицательно по отношению к "маоцзедунидее", ставя ее в один ряд с титовским и хрущевским ревизионизмом (хотя на практике имели и продолжают иметь место братские отношения между маоистами и ходжаистами). Ярый антимаоизм РКРПшников лишь доказывает ревизионистскую, брежневскую сущность этой подделки под большевизм. Является ли маоизм формой "сталинизма", или же маоизм и сталинизм это разные течения марксизма-ленинизма? И что такое "сталинизм"? Как известно, сейчас Сталина не хвалит только ленивый, я уже не говорю о существовании такого течения, как "православный сталинизм". Но все эти рассказы о "Красном Монархе" основаны на целенаправленном искажении образа Сталина, и не имеют никакого отношения к подлинному сталинизму. В коммунистическом движении понятие "сталинизма" обычно ассоциируется с антиревизионизмом", то есть признанием ревизионистского, контрреволюционного характера послесталинского руководства КПСС. Но осуждение хрущевско-брежневского ревизионизма не означает полного и безоговорочного одобрения Сталина. Вульгарная апологетика Сталина характерна для нинаандреевщины и ходжаизма, то есть для так называемого "догматического сталинизма". Маоизм не является догматическим сталинизмом, рассматривающим теорию и практику Сталина как нечто святое и неприкосновенное для критики. Как писал Жижек в работе "13 опытов о Ленине": "Повторить Ленина — значит повторить не то, что Ленин делал, а то, что он не сумел сделать, его упущенные возможности". Такова позиция и маоистов по отношению к Сталину. Маоисты выступают не за догматичное "повторение" сталинского опыта (а следовательно и сталинских ошибок, приведших впоследствии к контрреволюционному перевороту и реставрации капитализма в СССР), а за творческое переосмысление старых ошибок, движение вперед, а не назад. Мао Цзедун, который в 30е годы клялся в безусловной преданности Сталину, в 50х годах подверг Сталина критике. В работе Mao’s Evaluations of Stalin сделана попытка обобщить позицию Мао по отношению к Сталину, а следовательно провести границу между догматичным сталинизмом и маоизмом. Итак, основными темами маоистской критики были следующие:
  • Хотя Сталин придерживался материалистической позиции в философии, его степень понимания и применения диалектики были неравными. Он был не в состоянии признать центральность понятия противоречия в диалектике, и часто был не в состоянии признать существование важных социальных и классовых противоречий.
  • Определенно, Сталин не смог понять, что даже после коллективизации сельского хозяйства, классовые противоречия на селе продолжали существовать, и классовая борьба будет продолжаться.
  • И более широко, Сталин был не в состоянии признать, что даже после построения основ социализма в СССР, классовая борьба продолжалась, и продолжало существовать противоречие между социалистическим и капиталистическим путем - не только в обществе вообще, но также и в рамках Коммунистической партии.
  • Из-за отсутствия подобной оценки продолжения классовой борьбы в социалистическом обществе, Сталин имел тенденцию сводить угрозу капиталистической реставрации в СССР лишь к возможности вооруженного нападения со стороны империализма (хотя эта угроза была обоснованной и серьезной).
  • В пределах СССР Сталин проводил "патерналистский" подход к массам, и стремился преобразовывать и управлять обществом для их, вместо того, чтобы использовать метод "линии масс" - мобилизации масс для самостоятельного изменения и управления обществом. Сталин не использовал линию масс ни в политике, ни в экономике.
  • Характерные примеры: Сталин не смог положиться на массы в подавлении контрреволюционеров и вражеских агентов, вместо этого почти полностью полагался на органы безопасности. Точно так же Сталин был не в состоянии положиться на массы для отражения опасности общей капиталистической реставрации. Даже в экономической работе он имел тенденцию в более поздний период полагаться больше на кадры и технологии, чем на массы.
  • Сталин путал противоречия внутри народа с противоречиями между народом и врагом. Особенно, он несправедливо заключил в тюрьму или казнил очень много людей.
  • В пределах Советского Союза, КПСС и Международного Коммунистического Движения, Сталин настаивал на полном повиновении от всех, и не терпел никакой критики от кого-либо. Он был подозрителен и недоверчив к тем, чье полное повиновение и согласие было под вопросом.
  • В его отношениях с другими странами, включая Китай, Сталин часто действовал, как “великодержавный шовинист”, и даже время от времени мог действовать как империалист.
  • Сталин поддерживал строительство неуместного и метафизического культа личности. [Эта критика к сожалению несколько нелепа, поскольку Mao впоследствии сделал то же самое!] (Примечание: о том, как сам Сталин относился к культу личности, говорит его Письмо в Детиздат при ЦК ВЛКСМ)
  • В экономике Сталин серьезно пренебрег сельским хозяйством и легкой промышленностью, и сделал необоснованную ставку на тяжелую промышленность.
  • Точно так же, Сталин уделил недостаточно внимания подъему уровня жизни масс (особенно крестьян).
  • Сталин, казалось, был в недоумении относительно того, как преобразовать кооперативное сельскохозяйственное производство в государственное производство, и как преобразовать крестьянство в сельскохозяйственных рабочих.
  • Более широко, после ранних преобразований промышленности и сельского хозяйства, Сталин, казалось, подчинился существующим производственным отношениям и не пытался далее преобразовать их в направлении коммунизма.
  • Сталин показал недостаточную бдительность в период, предшествующий немецкому нападению на Советский Союз, и чрезвычайно неверно оценил, когда может произойти нападение. Однако он успешно вел Советский Союз и мир к победе над Гитлером.
  • С другой стороны, Сталин имел тенденцию слишком пугался империалистических сил, был слишком осторожным, и даже пытался предотвратить революции в других странах, поскольку боялся, что они могли вовлечь СССР в войну. В разных ключевых моментах он даже попытался препятствовать продолжению Китайской Революции.
  • Сталин не проводил хорошей работы в обучении и подготовке преемников. (Это, увы, также оказывалось справедливо и для Mao).

Если у Mao были все эти (и более) серьезные претензии к Сталину, то, почему он регулярно повторял свое “70% хорошего, 30% плохого”, оценивая человека в целом? Нам представляется, что имеют место две причины: Во-первых, у Сталина действительно было много существенных положительных сторон и он действительно привел Советский Союз ко многим важным победам и прогрессу. Среди них была огромная и чрезвычайно быстрая индустриализация страны; завершение национализации промышленности; коллективизация сельского хозяйства (хотя это было сделано очень жестоким способом); и победа над ужасающим нападением Нацистской Германии (несмотря на его недостаточную бдительность перед немецким нападением).
Во-вторых, Mao чувствовал что, в то же время, Сталин должен критиковаться за его ошибки, что было неправильно “поразить его одним ударом”. Что он бы он из этого получил? Mao очевидно чувствовал, что после такого длительного периода чистых похвал и прославления Сталина и сталинского Советского Союза, внезапное его полное осуждение и обнародование многих проблем, ошибок и даже преступлений периода правления Сталина, все приведет к дезориентации многих коммунистов и их сторонников во всем мире. И так фактически, и произошло. Множество западных партий, как впоследствии отмечал Mao, потеряли огромное число членов и большую часть влияния после полного осуждения Сталина Хрущевым.
Mao был склонен подчеркивать свою поддержку Сталина в своих публичных заявлениях, хотя он открыто признавал, что Сталин совершил некоторые серьезные ошибки. Это, возможно, делалось, чтобы у людей было бы время, чтобы переориентировать свою точку зрения на эру Сталина и не пасть духом из-за открытий Хрущева. Вероятно, это стало частью возрастающей потребности вновь подтвердить свою приверженность марксистским принципам против хрущевского ревизионизма. С другой стороны, на встречах с руководителями партии, Мао имел тенденцию сосредотачиваться на критике Сталина в философии, в политэкономии, в качестве политического лидера и лидера международного коммунистического движения, и относительно его отношения к китайской революции. Хотя тем не менее, Mao часто повторял, что Сталин должен быть поддержан в основном, на более личных встречах, большинство его отзывов о Сталине были весьма критическими, и, кажется, они становились все более критическими с течением времени, частично в свете разворачивающегося опыта Китайской революции.



Как в советское время редактировали Ленина
кот
red_w1ne
Письмо В.И. Ленина Л.Д. Троцкому.

22/X-1919 года.

Тов. ТРОЦКИЙ. Меня несколько «смутило» вчерашнее требование Зин[овье]вым новых полков. Верно ли про эстонцев?
Я все же передал Склянскому и распоряжение о посылке из Тулы (опять из Тулы!) дано.
Но брать дальше из резерва южфронта небезопасно. Не лучше ли поискать в других местах?
Покончить с Юденичем (именно покончить – добить) нам дьявольски важно. Если наступление начать, нельзя ли мобилизовать еще тысяч 20 питерских рабочих плюс тысяч 10 буржуев, поставить позади их пулеметы, расстрелять несколько сот и добиться настоящего массового напора на Юденича?
Если есть 5-10 тыс[яч] хороших наступающих войск (а они у Вас есть), то наверное такой город как Питер, может дать за ними, к ним в подмогу тысяч 30. Рыков говорит, что имущества «нашли» в Питере много. Хлеб есть, мясо идет.
Надо покончить с Юденичем скоро: тогда мы повернем все против Деникина.
С южфронта брать теперь, по моему, опасно: там началось наступление, надо его расширить.

Привет. Ленин.

Выделенная жирным фраза не была включена в ПСС, издававшееся в брежневские годы, впервые этот документ был полностью опубликован только в 2000 г. в хорошей книге "В.И. Ленин. Неизвестные документы".

"Антифашизм" в 1993 и 2014 году (часть 3)
кот
red_w1ne
Хороший текст, да и вообще все посты Бунтаря на эту тему. К сожалению, он оказался одним из очень немногих коммунистов, которые решительно, без всяких оговорок осудили российское вооруженное вмешательство в дела Украины. Я не со всем у него согласен, но основная мысль правильна. Да, и он ошибочно называет меня членом РМП.

Оригинал взят у buntar1917 в "Антифашизм" в 1993 и 2014 году (часть 3)
Всех "левых", поддерживающих пророссийский сепаратизм на Юго-Востоке Украине можно условно разделить на три категории. Первую категорию образует наиболее правая, шовинистическая часть "левых", обосновывающая поддержку сепаратистов ЮВУ необходимостью защиты интересов "России как государства" и "противодействия Западу", который хочет "превратить Украину в плацдарм для натиска на Россию". Они склоняются к мнению, что неплохо было бы присоединить не только Юго-Восток, но и вообще всю Украину, и нередко критикуют Путина за "нерешительность", "мягкотелость" и даже за "предательство интересов России" в украинском вопросе. Эти шовинисты поддерживают любую интеграцию постсоветского пространства вокруг Москвы, видя в этом "шаг к возрождению СССР". Они все еще верят в то, что существует "советский народ", в "Россию - родину социализма", "особую коммунистичность русского народа", "красное мессианство" и прочую реакционную чушь. Вторая категория "левых" более умеренна в своем шовинизме, предпочитая оправдывать свою поддержку пророссийского сепаратизма "антифашистской" демагогией. Эти "левые" объявляют киевский режим исчадием ада, против которого нужно бороться любой ценой. Свою позицию они часто облекают в одежды "третьего пути", изображая повстанцев ЮВУ "истинно-пролетарской третьей силой", противостоящей буржуям как Москве, так и в Киеве, а само восстание - началом социалистической революции. "Сама логика борьбы толкает активистов Юго-Востока в лагерь противников капитализма... если и искать где-то в Украине ростки социализма – то в движениях Юго-Востока... создание народных республик «снизу», опыт антифашистской, антиимпериалистической и антиолигархической борьбы масс несомненно двинут «влево» не только Юго-Восток Украины, но и все постсоветское пространство" - пишет В. Шапинов (Социалистический шанс для Юго-Востока Украины). "Настоящая революция — пролетарская, коллективистская, интернационалистическая — на Украине начаться может. По крайней мере, движение к ней. И начаться вполне в согласии с классиками марксизма — в среде промышленного пролетариата. На востоке Украины. Не в Крыму, конечно, — в Донецке, Луганске, Харькове ... Настоящая революция еще впереди, она пойдет из Донбасса" - вторит Шапинову "пролетарский революционер-коллективист" В. Бугера (Фашистский путч на Украине). Позиция "левых третьепутинцев" вроде Шапинова и Бугеры очень схожа с позицией части ультраправых националистов, вроде нацдемовского сайта "Спутник и Погром" и теоретика монархизма М. Назарова (см. Третья сила – за Третий Рим!), видящих в восстании на ЮВУ начало не социалистической революции, а "русской контрреволюции" против "необольшевицкого режима" Путина в Москве и "антирусского Майдана" в Киеве. Третью категорию образуют наиболее утонченные социал-шовинисты, обосновывающие свою поддержку сепаратизма на ЮВУ принципом самоопределения наций. О них и пойдет речь далее в настоящей статье.

Свою позицию сторонники "самоопределения Новороссии" изображают последовательно ленинистской, а своих оппонентов - "левкомами", "люксембургистами" и "нигилистами в национальном вопросе". Действительно, Ленин требовал в свое время "признания права на отделение за всеми" (ПСС, изд.5, т.25, с.276), "замены насильственных, феодальных, военных связей [наций] добровольными связями" (там же, с.70). Однако, было бы большой ошибкой возводить право наций на самоопределение в абсолют. Ни Маркс, ни Энгельс, ни Ленин не абсолютизировали этого права. Да, по общему правилу коммунисты должны признавать право на самоопределение "за всеми", однако, бывают вещи поважнее самоопределения той или иной нации. Например, классовая борьба и социальная революция. Известно, что Маркс и Энгельс в свое время не признавали "право на самоопределение" за славянами Австро-Венгерской Империи, поскольку современные им славянские "национально-освободительные движения" играли на руку русскому царизму - главному оплоту общеевропейской реакции, злейшему врагу революции. Пусть даже освобождение славян от власти австрийской монархии монархии  соответствовало неким абстрактным "демократическим" принципам, это был бы вредный, неуместный, "демократизм". Маркс и Энгельс ставили интересы борьбы против царской России как главного врага европейской революции выше национальных интересов славян Австрийской Империи, и в этом были абсолютно правы. Ленин полностью солидаризировался в данном вопросе с Марксом и Энгельсом: "в 1848г. были исторические и политические основания различать «реакционные» и революционно-демократические нации. Маркс был прав, осуждая первые и стоя за вторые. Право на самоопределение есть одно из требований демократии, которое, естественно, должно быть подчинено общим интересам демократии. В 1848 и следующих гг. эти общие интересы состояли в первую голову в борьбе с царизмом" (ПСС, изд.5, т.27, с.260).

Как видим, Ленин вовсе не придерживался формулы "безусловного и безотносительного права наций на самоопределение", которую ему приписывают отдельные "марксисты" и "ленинисты" вроде О. Верника. Демократические права и свободы, неважно, идет ли речь о свободе слова, или праве той или иной нации отделяться или присоединяться к какому-либо государству, не могут рассматриваться марксистами-ленинцами как "абсолютные и безотносительные". Придание демократическим правам и свободам "абсолютного и безотносительного" характера - это не ленинистская, а каутскианская позиция. Не Ленин, а именно Каутский придерживался принципа "абсолютного и безотносительного права наций на самоопределение", и с этой позиции подвергал нападкам большевиков за недостаточное следование принципу самоопределения наций. Главный идеолог Российской Маоистской Партии О. Торбасов torbasow вроде бы отмежевывается от этого каутскианского принципа: "признание коммунистами права народов на национальное самоопределение, как и других буржуазных (а по сути все права буржуазны) прав, не является абсолютным" (О донецко-луганском восстании в жанре схемы), но "отказ в этом праве должен быть убедительно обоснован и чётко артикулирован; ; это не такая вещь, которую можно просто замять". То, что поражение российского империализма в Украине намного важнее желания части  населения избежать ассимиляции в украинскую нацию, для Торбасова не является "убедительным обоснованием" отказа в праве на самоопределение русским ЮВУ. Точно также не являются убедительными аргументами в пользу снятия лозунга "самоопределения" доминирование в национально-освободительном движении ультраправых сил, присутствие вблизи зоны конфликта крупной страны с родственным населением, участие в национально-освободительной борьбе иностранцев, проведение сепаратистами этнических чисток, отсутствие всенародной поддержки у сепаратистов, федеративный характер государства, за отделение от которого борются сепаратисты (см. Украина и недавние кейсы национального самоопределения). Так что же все-таки, по мнению Торбасова, может служить "убедительным основанием" снятия лозунга "национального самоопределения"? Видимо,  какие-то совершенно исключительные обстоятельства, вероятность возникновения которых на практике близка к нулю. Таким образом, признание "неабсолютности" права наций на самоопределение у Торбасова превращается в пустую декларацию, которой он прикрывает свою каутскианскую позицию в вопросе о праве наций на самоопределение, в сущности совпадающую с позицией Верника.

Торбасов выдвигает против противников самоопределения Новороссии следующие аргументы: "это борьба [c российским империализмом] негодными средствами, за чужой счёт... жертвовать в борьбе чужой национальной независимостью, да ещё если сам принадлежишь к господствующей нации, не испытывающей национального ущемления,— это не очень-то честно и правильно" (Маркс, Энгельс и Ленин не считали зазорным бороться против русского царизма "за счет" чехов), "это уничтожает единство коммунистов мира" (на самом деле, не уничтожает, поскольку а) на Западе тоже есть коммунисты, выступающие против экспансии российского империализма в Украину и не испытывающие симпатий к "Новороссии", такие как, американский  "Коммунистический Голос" - см. Joseph Green. Support the working people of Ukraine against Russian intervention, Western austerity, and local oligarchs и именно с ними должны сотрудничать русские "пораженцы" б) сама РМП писала в 2003 году, что "только на основе борьбы с российским империализмом возможно реальное объединение пролетариата России с рабочими Украины, Беларуси, Казахстана и т. п." - см. Смерть российскому империализму!), "лучшим средством предотвратить интервенцию было бы добиться от киевского режима выполнить справедливые требования восставших" (чтобы не изнасиловали, надо по-хорошему дать, а если не дала, то пеняй на себя), "отрицание самоопределения русских в Украине логично переносится и на самоопределение народов внутри России, и в случае захвата [части] Украины — на самоопределение украинцев" (с таким же успехом Бакунин мог в свое время сказать Марксу, что "отрицание самоопределения славян Австрийской Империи логично переносится на самоопределение Ирландии и Польши"). Последний аргумент Торбасова сродни рассуждениям Каутского о красном терроре: дескать, апологетика красного террора "логично переносится" на белый террор, поэтому, давайте выступать против террора и диктатуры вообще. Или  рассуждениям сторонников отмены 282-й статьи УК (которых сам Торбасов верно критикует): дескать, если мы будем требовать репрессий для фашистов, то в итоге сами попадем под каток репрессий. Логика здесь везде одна и та же: если мы отступим от "абсолютной и безотносительной" трактовки демократических прав и свобод, то реакционеры воспользуются этим против нас. На самом деле, реакционерам выгодна именно каутскианская абсолютизация "свободы и демократии", поскольку она позволяет им злоупотреблять свободой, использовать демократические нормы (и право наций на самоопределение в том числе) в реакционных целях. С этим вредным каутскианским подходом к праву наций на самоопределение надо размежеваться самым решительным образом, не только на словах, но и на деле. В этом нет никакой "левкомовщины" и "люксембургизма", которые упорно приписывает своим ленинистским оппонентам утопающий в болоте каутскианства Торбасов. Когда "национально-освободительная борьба" явно противоречит интересам демократии и борьбе против империализма, для  коммунистов действительно нет никакого смысла ее поддерживать. Именно такой реакционной "национально-освободительной борьбой" является пресловутый "русский ирредентизм" в бывших республиках СССР, целью которого является возрождение не до конца разрушенной в XX веке тюрьмы народов. Поэтому, следует согласиться с представителем левого крыла РМП red_w1ne: "Все разговоры о самоопределении Крыма, об угнетении там русских "бандеровцами" - просто попытки оправдать свою поддержку империализма... Самоопределение вплоть до отделения сейчас играет только на руку буржуазии, а именно российской, поэтому данный лозунг в этих конкретных условиях имеет смысл временно снять" (Заметки о социал-шовинизме).

Современный раскол российского левого движения по украинскому вопросу очень схож с расколом 2008 года по вопросу об отношении к войне в Южной Осетии. В ту пору левое движение, как и сейчас, условно разделилось на 3 лагеря: социал-шовинистов, полностью поддержавших российский империализм в его "акции по принуждении Грузии к миру", центристов, занявших половинчатую позицию "за Южную Осетию и Абхазию против Грузии и России", а также пролетарских революционеров, выступивших за поражение российского империализма в Грузии и против "самоопределения" Абхазии и Южной Осетии. Революционно-пораженческую позицию заняли такие организации, как Российская Партия Большевиков (см. А. Гачикус. События в Грузии и реакция коммунистов), Левый Фронт Молодежи Загорска (см. Резолюция новомосковской ячейки Искры и ЛФМз по поводу ситуации в Южной Осетии) и, как это ни странно, Авангард Красной Молодежи Трудовой России (см. М. Донченко. По следам недавних событий). Позиция Российской Маоистской Партии по вопросу о российско-грузинской войне оказалась весьма противоречивой: осуждение российского империализма как агрессора и критика центристской позиции троцкистов (см. Мнение о конфликте в Южной ОсетииРоссийские троцкисты о войне с Грузией 2008 года) у нее сочетались с "признанием права на самоопределение" Абхазии и Южной Осетии. Именно "право наций на самоопределение" было в ту пору главным козырем шовинистов и центристов, и именно эту карту РМПшники упорно отказывались бить. Тем самым они сами вольно или невольно оказывались на позициях критикуемого ими центризма, что было подмечено тем же А. Гачикусом, назвавшим позицию РМП по югоосетинской войне "по сути центристской, постоянно скатывающейся в пацифизм, морализирование и подачу советов буржуям" (Классовая сущность маоизма).

В таком же половинчатом, центристском духе выдержана позиция РМП и по крымскому вопросу: "Мы приветствуем самоопределение народа Крыма. Требуем от мирового сообщества уважать такое право не только в тех случаях, когда это выгодно, как это делают империалистские державы. Такое поведение особенно лицемерно сейчас для путинской России, которая одновременно вводит у себя уголовное преследование за призывы к сецессии... мы считаем, что вмешательство России во внутренние дела Украины не может привести ни к демократизации, ни к усилению антифашистской борьбы, а лишь толкнёт широкие массы на сторону украинских националистов, а поддержка этого акта со стороны левых усилит антикоммунистические настроения" (Против империалистического охранительства). Можно сказать, что в украинском вопросе РМП (за исключением отдельных своих членов вроде red_w1ne) продемонстировала еще более выраженный центризм, чем в 2008 году по вопросу о войне в Южной Осетии. Если в 2008 году РМП еще кое-как пыталась имитировать "революционное пораженчество" и критиковала исключительно противников "справа", то сегодня она обрушилась с нападками на действительных интернационалистов, осмеливающихся ставить под сомнение каутскианские догмы. РМП, как и правые центристы из РКСМ(б) желает усидеть на двух стульях, одновременно "борясь" с российским империализмом и поддерживая пророссийские "национально-освободительные движения". Но если Абхазия, Южная Осетия, Крым, и прочие "ДНР" и "ЛНР" имеют право на самоопределение, из этого логически вытекает то, что российский империализм играет прогрессивную роль, защищая абхазов, осетин и русских от грузинских и украинских "шовинистов". Какой смысл осуждать "вмешательство России", если оно помогает реализовать волю абхазского, югоосетинского, крымского, донецкого и луганского народа, проголосовавшего на референдумах за отделение? "Конкретная расстановка сил на международной арене, равно как и слабость мирового, в том числе грузинского, рабочего движения, означает, что в данный момент у мирного осетинского населения нет других защитников, кроме войск империалистической России. В этой ситуации требовать вывода российских войск из зоны конфликта до того, как будет прекращен огонь и выработаны хотя бы самые предварительные договоренности о мирном урегулировании – означает отдавать на растерзание население Осетии, ее трудящихся, ее стариков и детей. Более того, такая позиция означала бы публичное отречение от принципа национального самоопределения народов: если сейчас грузинские войска выполнят поставленные перед ними задачи, то о всяком национальном самоопределении осетин придется забыть" - писали социал-шовинисты из почившего в бозе СДВ (Южноосетинский конфликт. Заявление СД>Вперед!>>). А вот что пишет сам Торбасов в полемике против КРИ: "Признав право, мы должны отстаивать свободу действий тех, кто его пытается осуществить, и допускать получение ими всей необходимой для этого поддержки [в том числе и со стороны "вежливых людей", без которых "Новороссию" ждет судьба Ичкерии],— а не пытаться запретить такую поддержку (иначе какое это, к чёрту, право вообще?). Если такое решительно не нравится — не надо признавать право [вот именно, не надо]" (О донецко-луганском восстании в жанре схемы). Любишь "свободный Донбасс" - люби и путинских "зеленых человечков". Можно изрекать сколько угодно филиппик в адрес российского империализма, но если мы при этом поддерживаем пророссийские "национально-освободительные движения", то наша бочка интернационализма неизбежно оказывается испорченной ложкой социал-шовинизма.


Спутник без погрома
кот
red_w1ne
Любопытно, но запуск искусственного спутника Земли в СССР поначалу не считался каким-то из ряда вон выходящим событием. Так, 5 октября 1957 г. главная газета страны "Правда" посвятила ему только одну краткую заметку (пусть и на первой странице).

Untitled

Но уже на следующий день спутнику был посвящен практически весь номер газеты. "Правда" самым подробным образом писала о нем еще как минимум несколько недель. Особое внимание было уделено отношению к запуску спутника в зарубежных странах, капиталистических и социалистических. А в одном из интервью в конце 1957 г. Хрущев не упустил случая намекнуть, что главное-то вовсе не спутник, а факт появления у СССР баллистической ракеты.

Untitled

"Преемник Сталина" Пантелеймон Пономаренко
кот
red_w1ne
bank_8830_63702

В среде поклонников И.В. Сталина популярны различные версии о его т.н. "преемнике". Обычно они связаны с той группой относительно молодых руководителей, которые выдвинулись в военные и послевоенные годы и вошли в состав Президиума ЦК, избранного на XIX съезде партии в октябре 1952 года. Часть из них впоследствии пошла за Хрущевым и после его отстранения стала править Советским Союзом. Другие Хрущева не поддержали и были им постепенно задвинуты на второстепенные посты, а затем поспешно отправлены на пенсию. Развязка печальная, хотя и не трагическая, какая была у поколения 1890-х.

Одна из версий о "преемнике Сталина" связана с П.К. Пономаренко, ярким представителем этого поколения. Впервые я познакомился с этой любопытной гипотезой, прочитав интервью И.А. Бенедиктова.

"Сталин вскоре достойного, с его точки зрения, преемника, по крайней мере, на один из высших постов, подобрал. Я имею в виду Пантелеймона Кондратьевича Пономаренко, бывшего первого секретаря ЦК Компартии Белоруссии, который во время войны возглавлял штаб партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования. Обладая твердым и самостоятельным характером, Пантелеймон Кондратьевич одновременно был коллективистом и демократом до мозга костей, умел располагать к себе, организовывать дружную работу широкого круга людей. Сталин, видимо, учитывал и то, что Пономаренко не входил в его ближайшее окружение, имел собственную позицию и никогда не старался переложить ответственность на чужие плечи.

Документ о назначении П.К. Пономаренко Председателем Совета Министров СССР был завизирован уже несколькими членами Политбюро, и только смерть Сталина помешала выполнению его воли. Став Первым секретарем ЦК, Хрущев, который, естественно, был в курсе всего, предпринял необходимые шаги с тем, чтобы отодвинуть Пономаренко подальше - сначала в Казахстан, затем, в 1955 г., на дипломатическую работу, послом в Польшу, а потом в Нидерланды. Впрочем, и здесь он работал недолго - опасного "конкурента" быстренько препроводили на пенсию, весьма скромную и без причитавшихся ему льгот за государственную службу. Человек простой, скромный и непритязательный в личной жизни, обремененный заботами о родных и близких, он в буквальном смысле влачил полунищенское существование, когда наконец после отставки Хрущева друзья, обратившись в ЦК, добились достойного обеспечения его старости".


О существовании такой бумаги, кроме Бенедиктова, упоминает А.И. Лукьянов в своей статье "Возвращение Сталина".

"В этом свете заявление Сталина об отставке на Пленуме ЦК, проходившем после ХIХ съезда партии, было скорее апогеем его борьбы за обновление всех сторон послевоенной жизни страны. Тогда, как известно, Президиум ЦК расширился в два с половиной раза — до 25 человек. В него вошло значительное число представителей молодого поколения, партийных и хозяйственных работников с мест. Появилась возможность гораздо более широкого коллективного рассмотрения и решения наиболее важных вопросов жизни страны.

И здесь Сталину предстояло решить ключевую задачу — кого можно выдвинуть на пост Председателя Совета Министров СССР. К этому человеку Сталин присматривался давно, как бы сберегая его на будущее. Им был Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко — первый секретарь ЦК компартии Белоруссии, руководитель Центрального штаба партизанского движения во время войны, человек, прошедший хорошую школу партийной и государственной работы, широко образованный политический деятель. Решение о назначении Пономаренко Председателем Совета Министров уже было согласовано с большинством членов тогдашнего партийного руководства, и только неожиданная смерть Сталина помешала выполнить его волю. Хотя вполне возможно, что это кадровое решение могло и приблизить гибель Сталина, поскольку его ближайшему окружению, и особенно Берии и Хрущеву, гораздо больше импонировал послушный им Маленков.

Сразу после смерти Сталина "старая гвардия" вывела Пономаренко из состава Секретариата ЦК, назначив министром культуры, а с 1955 года надолго отправив за границу (в Польшу, Индию, Непал, Нидерланды, МАГАТЭ)".


Насколько я знаю, никто бумагу о назначении Пономаренко Предсовмина так и не нашел, но версия уже широко гуляет по СМИ - например, "Регнум" так и пишет "несостоявшийся глава советского правительства Пантелеймон Пономаренко". Еще одно свидетельство о Пономаренко как "преемнике Сталина" было опубликовано в "Красной Звезде" в номере за 11 февраля 2006 года.

"- И все же именно он возглавил партию после Сталина... А был ли другой человек, которого Сталин видел своим преемником? На эту тему сейчас ходит очень много легенд и сплетен.

- Насколько известно, Сталин, в частности, ориентировался на Пантелеймона Кондратьевича Пономаренко, первого секретаря ЦК Компартии Белоруссии. Это был особый человек: он пришел на партработу с преподавательской, кандидат наук. Блестяще освоил дело, отличался изумительной честностью и ответственностью, глубокий аналитик. В 1938 году возглавил парторганизацию Белоруссии, с начала войны был членом военного совета ряда фронтов, в 1942 – 1944 годах руководил Центральным штабом партизанского движения, затем возглавлял и ЦК, и Совмин Белоруссии. Когда Сталин спецпоездом ехал на Потсдамскую конференцию, то остановился в Минске, где провел около 14 часов - Пономаренко ему все подробно доложил по республике... Сталин предложил Пантелеймону Кондратьевичу поехать с ним в Берлин как представителю руководства партизанского движения, но он отвечал: "Я бы просил вас меня не трогать – здесь у меня столько дел! А там я просто буду сидеть..." Сталин сказал: "Если вы найдете нужным, прилетайте, мы вам место найдем".

- Пономаренко вскоре стал секретарем ЦК, замом председателя Совмина СССР, а потом его звезда закатилась...

- Безусловно, ведь Хрущев был его противником! Они цапались, еще будучи первыми секретарями в республиках, в частности по вопросам границы. Хрущев хотел часть Белоруссии оттянуть на Украину, а Пономаренко не давал. Придя к власти, Хрущев сразу назначил Пономаренко министром культуры, затем – первым секретарем в Казахстан, а в 1955 году отправил послом в Польшу".


Откуда это ему известно, генерал И.П. Потапов к сожалению не уточнил - слышал ли он об этом "тогда" или прочитал где-то уже в постперестроечные годы.

[Дальше]Краткая биографическая справка на Пономаренко:


Пономаренко Пантелеймон Кондратьевич (27.07(09.08).1902—18.01.1984),
член партии с 1925 г., член ЦК в 1939—1961 гг., член Президиума ЦК 16.10.52—06.03.53. гг. (кандидат 06.03.53—14.02.56 гг.), секретарь ЦК 01.07.48—06.03.53 гг.
Родился на хут. Шелковский Белореченского района Краснодарского края. Украинец.
В 1932 г. окончил Московский институт инженеров транспорта.
В 1918 г. и 1932—1936 гг. в Красной Армии.
С 1919 г. работал на нефтепромыслах и железнодорожном транспорте.
С 1922 г. на комсомольской работе, с 1936 г. на инженерной работе.
В 1938 г. инструктор, зам. зав. Отделом ЦК ВКП(б).
В 1938—1947 гг. первый секретарь ЦК КП(б) Белоруссии, одновременно в 1944—1948 гг. Предс. СНК (Совмина) Белорусской ССР, в 1942—1944 гг. нач. Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования, был членом военных советов ряда фронтов.
Генерал-лейтенант (1943 г.).
В 1948—1953 гг. секретарь ЦК ВКП(б) (КПСС), одновременно с 1950 г. министр заготовок СССР.
В 1953—1954 гг. министр культуры СССР.
В 1954—1955 гг. первый секретарь ЦК Компартии Казахстана.
С 1955 г. посол СССР в ПНР, с 1957 г. — в Индии и Непале, с 1959 г. — в Нидерландах.
С 1962 г. представитель СССР в МАГАТЭ, затем на преподавательской работе и Институте общественных наук при ЦК КПСС.
С 1978 г. на пенсии.
Депутат Верховного Совета СССР 1—4 созывов.
Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

http://www.hrono.ru/biograf/bio_p/ponomarev_pk.php

Известия ЦК КПСС, 7 (306) июнь 1990.

В немногочисленной мемуаристике личность Пономаренко характеризуется весьма положительно.

"С 1948 года Пономаренко являлся секретарем ЦК ВКП(б), одновременно министром заготовок, а с 1953 - министром культуры СССР. Вскоре его направляют подальше от Москвы, в Казахстан, первым секретарем ЦК партии. Я не особенный знаток личности Пономаренко, так как дистанция между ним и мной, секретарем Акмолинского обкома комсомола, была большая. Тем не менее у меня сложилось определенное мнение о нем. Я присутствовал на трех собраниях партийно-хозяйственного актива и на съезде Компартии Казахстана, где выступал с речами Пономаренко.


Уже само внешнее впечатление от его личности вызывало в людях ассоциацию с вождем. Все в едином порыве вставали с мест, бурно ему аплодировали, когда он появлялся на съезде или собрании актива. Во френчике сталинских времен, небольшого роста, с сократовским лбом, он как магнит воздействовал на аудиторию.

Выступал всегда без текста, с небольшой бумажкой - планом выступления. Слушали его с большим вниманием, затаив дыхание. Говорил Пономаренко логично, понятно, слова его доходили до сознания каждого человека. Рассказывал он о простых вещах, о нуждах и запросах трудящихся. Его выступления длились 1,5 - 2 часа, и это никого не утомляло.

<...>

У него была привычка - перед тем, как пойти на собрание актива, посетить магазины и посмотреть, чем и как там торгуют. И в этот раз он не изменил своему правилу. Поездил по Акмолинску, походил по магазинам и увидел там удручающую картину: полки полупустые, нет элементарных товаров первой необходимости. Причем нет товаров, которые не надо везти за тридевять земель, их можно изготовить на месте.


Подобные посещения Пономаренко практиковал и в Алма-Ате. Зашел в один из магазинов и решил купить конфет. "Вам куда высыпать?" - спрашивает продавец. "Раз нет кулька, - говорит Пономаренко, - сыпьте в шляпу". Об этой шляпе с конфетами состоялся крупный разговор с министром торговли. Данный случай стал известен во всей республике."


Пономаренко сейчас практически полностью забыт, как и другие люди из его когорты. Из современных историков им занимался, пожалуй, только Г.А. Куманев, лично его знавший и опубликовавший кое-что на эту тему в журнале "Отечественная история" (№№5 и 6 за 1998 год). Там есть любопытный эпизод, связанный с личным столкновением между Пономаренко и Хрущевым, тогда соответственно руководителями Белоруссии и Украины, по поводу границы.

"Всего через полгода после этого выступления мир стал свидетелем краха польского государства, запутавшегося в своих отношениях с Берлином, а 17 сентября 1939 г. части Красной Армии перешли государственную границу СССР, заняв земли Западной Украины и Западной Белоруссии. На всех этнографических картах Европы были четко прочерчены границы расселения белорусов и украинцев, а потому Пономаренко в своей беседе с академиком РАН Г.А Куманевым вспоминал: "Я не думал, что... могли возникнуть какие-либо осложнения" при установлении "административной границы между новыми областями страны".


Однако первый секретарь ЦК Компартии Украины Н.С. Хрущев представил свой проект размежевания между новыми западными землями страны, в соответствии с которым почти все они отходили к Украинской ССР. 22 ноября 1939 г. Хрущев и Пономаренко были вызваны в Кремль к Сталину. Еще до начала встречи в сталинском кабинете, Хрущев обрушился на проект, представленный Пономаренко. "Кто вам состряпал эту чепуху и чем вы можете ее обосновать?! – кричал он.

Сталин принял двух первых секретарей, сказав: "Здорово, гетманы, ну как с границей? Вы еще не передрались? Не начали войну из-за границ? Не сосредоточили войска? Или договорились мирно?"

После тщательного изучения и сопоставления двух проектов административной границы республик, Сталин поддержал в основном предложение Пономаренко. Правда, Сталин внес поправку, прочертив в одном месте границу севернее той, что была обозначена на карте Пономаренко. Сталин объяснил это "желанием украинцев получить немного леса".


Во время обеда, состоявшегося после совещания, Хрущев не скрывал своей обиды. Пономаренко вспоминал: "По лицу, по настроению Никиты Сергеевича чувствовалось, что он остался недоволен таким исходом и эту историю он надолго запомнит".


http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/on_mog_stat_prejemnikom_stalina_820.htm , также http://forum.comments.ua/index.php? showtopic=80046

Назначение Пономаренко главой ЦШПД тоже не обошлось без скандала - в НКВД (Берия) считали, что партизанским движением должно заниматься их ведомство, а Хрущев, конечно, хотел видеть там представителя Украины, а не Белоруссии. Но назначили Пономаренко. Как подчеркнул Сталин, партизанское движение - это партийное, политическое дело, а не чекистское. Чекисты Пономаренко этого не простили даже спустя десятилетия. Так, по настоянию И.Г. Старинова готовившаяся к печати книга Пономаренко была сильно порезана, потому что там были "секретные сведения". Лично со Стариновым у Пономаренко был конфликт во время работы последнего в ЦШПД.

Мне довелось однажды лично встретиться с Куманевым, и я задал ему вопрос, мог ли Пономаренко быть преемником Сталина. Он ответил в том смысле, что Пономаренко по своим личным и профессиональным качествам мог бы заменить Сталина, но, как я понял, Куманеву про версию "преемника" ничего не было известно.


Скорее всего, Пономаренко как преемник Сталина - это очередной миф, рожденный воспаленным историческим сознанием россиян конца XX-начала XXI вв., которое судорожно ищет разного рода альтернативы нынешней ситуации в стране, бросаясь из крайности в крайность ("вот если бы белые победили, вот мы бы зажили! вот если бы Троцкий победил Сталина, как было бы хорошо! вот если бы немцы разбили наших, сейчас пили бы баварское пиво!" и т.д.) Но искушение, конечно, очень велико - увидеть на месте Хрущева человека более культурного и умного, который вел бы другую политику.

Цитаты Покровского
кот
red_w1ne
К сожалению, я поздно спохватился и стал выписывать цитаты Покровского, но все равно подборка получилась интересная.

"Нет породы, которая воспринимала бы уроки истории туже, чем историки".

"История больше говорит о мертвых людях, чем о живых, но это не мешает ей быть самой живой, наиболее политической наукой из всех, какие существуют".

"То, что вчера считалось наукой, сегодня является уже не наукой, а в лучшем случае известной подготовкой к науке, известным собиранием материала и т.д."

"Когда в человека стреляют из пулемета, он забывает, что у него болят зубы, ему уже не до того".

"История есть самая политическая наука из всех существующих. История это есть политика прошлого, без которой нельзя понять политику настоящего. Попытайтесь взять любое из явлений окружающей нас действительности, и вы не поймете его без исторических корней".

"К нам, историкам, к сожалению, не ходят массы и не требуют от нас с ножом к горлу: "Дайте ответ на такой-то вопрос!"

"Для того, чтобы стать настоящим марксистом, нельзя даже только смотреть на революцию, надо в ней участвовать, и если в Западной Европе нет настоящих марксистов среди историков, то это потому, что нет практиков-революционеров".

"Исторический анализ нельзя заготовить впрок, на все случаи жизни. Исторический анализ нужно повторять при каждом повороте истории (а она идет самыми извилистыми путями!), историю, которую мы - и другие - пишем, нужно проверять той историей, которая делается на наших глазах и которую мы сами делаем".

"Историю нельзя выучить, как таблицу умножения, но лучшие люди всех времен, наиболее выдающиеся люди каждого класса постоянно размышляют над историей. И после каждого крупного исторического перелома прошлое, казалось бы, отлично знакомое, представляется нам в новом виде".

"Всякий настоящий историк, не только собирающий факты (часто не зная, зачем и к чему), но и размышляющий над фактами, есть политик".

"Наши современные оппортунисты особенно любя прятаться за Ленина, стряпая из ленинских цитат такое блюдо иной раз, что от этого блюда не отказался бы ни один меньшевик. Слова - подлинно ленинские, но содержания ленинского в них не осталось ни капли, потому что слова вырваны из контекста и потому что тщательно скрыты от читателя другие слова Ленина, которые объясняют цитируемые слова совсем в другом смысле".

"Не существует никакой аполитичной науки, которая была бы оторвана от текущей классовой борьбы".

"Изучением истории ради истории... занимались всегда или только очень мелкие и бездарные историки, или умные люди, желавшие спрятать свою политическую физиономию под ворохом цитат и при помощи этого вороха фактически провести свои взгляды, отвечавшие именно политическим интересам того или другого класса".

"Как говорил Ленин, на самом деле борьба за социализм это есть длительная классовая борьба, борьба, повторяю, длящаяся десятилетиями. Мы уже сами боремся первую половину второго десятилетия. В Западной Европе будут тоже бороться, и может быть, еще дольше и ожесточеннее, чем у нас".

"Бойтесь людей, которые говорят непонятным языком. Они говорят непонятным языком не для того, как чеховский герой, чтобы показать свою образованность, а чтобы скрыть свою неленинскую сущность, - вот для чего это им нужно!"

"Все буржуазные теоретики отличаются тем, что они никогда не договаривают до конца. Если они договорят до конца, то им придется договориться до социализма".

Вениамин Яковлевич Фурер
кот
red_w1ne
Бабель встретил меня в Горловке в дубленом овчинном полушубке, меховой шапке и валенках и повез к Вениамину Яковлевичу Фуреру, секретарю Горловского горкома, у которого остановился.

Фурер был знаменитым человеком, о нем много писали. Прославился он тем, что создал прекрасные по тем временам условия жизни для шахтеров и даже дорогу от их общежития до шахты обсадил розами. Бабель говорил:

Тяжелый и грязный труд шахтеров Фурер сделал почетным, уважаемым.

Шахтеры — первые в клубе, их хвалят на собраниях, им дают премии и награды; они самые выгодные женихи, и лучшие девушки охотно выходят за них замуж.

Мы встречали Новый год втроем: Фурер, Бабель и я. Жена Фурера, балерина Харьковского театра Галина Лерхе, приехать на Новый год не смогла.

Квартира Фурера в Горловке, большая и почти пустая, была обставлена только необходимой и очень простой мебелью. Хозяйство вела веснушчатая, очень бойкая девчонка, веселая и острая на язык. Она говорила Фуреру правду в глаза и даже им командовала; он покорно ей подчинялся, и это его забавляло.

— Преданный человек и, как ни странно, помогает в моей работе — не дает стать чиновником, — говорил Фурер.

Он был очень красив. Высокий, хорошо сложенный, с веселыми светлыми глазами и белокурой головой. "Великолепное создание природы", — говорил про него Бабель.

За столом под Новый год Фурер смешно рассказывал, как его одолевают корреспонденты, какую пишут они чепуху и как один из них, побывавший у его родителей, написал: "У стариков Фуреров родился кудрявый мальчик". Бабель весело смеялся, а потом часто эту фразу повторял.

В Горловке Бабель захотел спуститься в шахту — посмотреть на работу забойщиков. К нам присоединился приехавший в Горловку писатель Зозуля. В душевой мы переоделись в шахтерские комбинезоны, на грудь каждому из нас повесили лампочку и в клети "с ветерком" спустили на горизонт. С нами были инженер и начальник смены. Разрабатывался наклонный, под углом 70 градусов, пласт угля толщиной около двух метров, расположенный между горизонтами 630 и 720.

В очень небольшое отверстие первым спустился инженер, потом я, затем начальник смены, Бабель и последним Зозуля. Спускаться надо было в темноте, при свете наших довольно тусклых лампочек; воздух был насыщен угольной пылью, она сразу же забила нос, рот, глаза.

Бревна, распирающие породу там, где пласт угля был уже выработан, располагались с расстоянием от 1,5 до 1,7 метра одно от другого, поэтому спуск был чрезвычайно сложным для меня, приходилось все время пребывать в каком-то распятом состоянии, стараясь вытянуться как можно больше. При этом было совершенно нечем дышать и почти ничего не видно. Руки и ноги вскоре онемели, сердце заколотилось, и я, например, была в таком отчаянии, что готова была опустить руки и упасть вниз. Но идущий впереди все-таки помогал мне и в отдельных случаях просто брал мою ногу и с силой ставил ее на бревно. Поневоле руки мои отрывались от верхних бревен. Так, дойдя до полного отчаяния, я вдруг коснулась спиной породы и почувствовала облегчение. Опираясь спиной, спускаться было уже много легче, но никто раньше об этом мне не сказал. Волнуясь за Бабеля (рост его ненамного превышал мой, к тому же он страдал астмой), я просила идущего за мной начальника смены помочь ему и сказать, чтобы он опирался спиной.

Справа от нас рубили уголь; он сыпался вниз; везде, где были рабочие, ругань стояла невообразимая. Это было традицией, без этого не умели добывать уголь. В одном месте мы передвинулись ближе к забою. Уголь искрился и сверкал при свете лампочек. Это был настоящий антрацит.

Бабель с забойщиками не разговаривал, — очевидно, говорить ему было трудно. Я взглянула на него. Лицо его было совершенно черное, как и у всех остальных, белели только белки глаз и зубы. Он тяжело дышал.

Мы начали спускаться дальше; показалось, что стало легче, может быть, стал более наклонным пласт. Последние несколько метров съехали просто на спине в кучу угля и чуть-чуть не угодили в вагонетку. Спустившись по приставной лесенке, мы оказались в довольно большой штольне, потолок и стены ее были побелены и воздух чист. Как ни предупреждал начальник смены откатчиков: "Тише: женщина!" — мат не прекращался. А какой-то веселый паренек, увидев, что появились гости, с восторгом закричал:

— Идите в насосную, вот где ругаются, красота!

Бабель сказал:

— Там, в насосной, более образованные люди, поэтому и ругань изысканней!

Смысл ругательств здесь полностью утрачивался, оставалась только внешняя форма, не лишенная изобретательности, даже поэтичности: в насосной виртуозно ругались стихами, кто под Пушкина, а кто под Есенина; можно было различить размер и стиль.

Поднялись на поверхность и пошли отмываться в душевую, где вода была какая-то особенная — конденсат отработанного пара, поэтому уголь смывался очень хорошо. У всех остались только ободки вокруг глаз, что могло отмыться лишь через несколько дней. Сели в машину и поехали осматривать коксохимический завод.

Большие цехи с какими-то агрегатами, покрытыми инеем, работали автоматически; рабочих нигде не было, только наблюдающий инженер. Температура в этих агрегатах, наполненных аммиаком, очень низкая. В результате их работы получалось удобрение для полей. Я ходила с трудом — так ныло у меня все тело, особенно трудно давались спуски и подъемы — хождение по этажам.

Лицо Бабеля было спокойно, и вид такой, как будто он и не проходил только что через угольный ад. Он всем интересовался и задавал инженеру вопросы.

Фурер отсутствовал два дня — ездил к жене в Харьков. Возвратившись, он с воодушевлением рассказывал о своих планах преобразования Горловки: здесь будет больница, там — городской парк, а там — театр. Он мечтал о сокращении рабочего дня шахтера до четырех часов в день.

Из Горловки 20 января 1934 года Бабель писал своей матери: "Очень правильно сделал, что побывал в Донбассе, край этот знать необходимо. Иногда приходишь в отчаяние — как осилить художественно неизмеримую, курьерскую, небывалую эту страну, которая называется СССР. Дух бодрости и успеха у нас теперь сильнее, чем за все 16 лет революции".

Планов своих в Горловке Фуреру осуществить не пришлось. Каганович потребовал его в Москву для работы в МК.

В том же 1934 году мы вместе с ним и Галиной Лерхе были на авиационном параде в Тушине. Проезжая по какой-то боковой улочке, чтобы избежать потока машин, направлявшихся в Тушино, мы увидели склад с надписью: "Брача песка строго воспрещается". Эта надпись дала повод Бабелю вспомнить целый ряд таких же курьезных объявлений вроде: "Рубить сосны на елки строго воспрещается", виденного им в Крыму.

Парад смотрели с крыши административного здания, где собрались знатные гости, и стояли рядом с А.Н. Туполевым, который тогда был в зените своей славы, впоследствии чуть не угасшей совсем. Впереди, ближе к парапету, стояли Сталин и другие члены правительства.

Некоторое время спустя мы еще раз встретились с Фурером, когда были приглашены на творческий вечер Галины Лерхе.

Вечер был устроен в каком-то клубе, кажется на улице Разина; зал был небольшой, но набит битком. Танцы Галины Лерхе, характерные и выразительные, казались тогда очень современными по сравнению с классическим балетом. Бабель сказал, что они "в стиле Айседоры Дункан", которую он знал.

В последний раз я видела Фурера осенью 1936 года. Бабель незадолго перед этим уехал в Одессу, а я в его отсутствие решила, что ему не следует больше жить в одной квартире с иностранцами. Поэтому я позвонила Фуреру и сказала, что мне нужно с ним поговорить, не откладывая; он пригласил меня прийти вечером. Дверь мне открыла все та же бойкая девчонка из Горловки. Я застала хозяина в кабинете за письменным столом. Целью моего визита было объяснить ему, что Бабелю, в связи с общей сложившейся тогда ситуацией (шли судебные процессы над "врагами народа"), неудобно жить вместе с иностранцами и что ему нужна отдельная квартира. Бабель, наверное, высмеял бы мои соображения, если бы был дома. Однако Фурер во всем со мной согласился и обещал о квартире подумать. Я обратила внимание, что ящики его письменного стола были выдвинуты и что он, слушая меня, извлекал письма и какие-то бумаги из ящиков и рвал их на мелкие клочки. На столе был уже целый ворох изорванной бумаги. Меня не очень удивила эта операция, я решила, что он просто наводит порядок в своем письменном столе.

Но вскоре получила от Бабеля письмо из Одессы, в котором он писал: "Сегодня узнал о смерти Ф. Как ужасно!" Почему-то я долго ломала себе голову: кто из наших знакомых имеет имя или фамилию на букву "Ф"? — и никого не нашла. Я и не подумала о Фурере, так как никак не могла заподозрить в неблагополучии стоящего у власти, и так близко к благополучному Кагановичу, человека, а искала это имя (или фамилию) совсем в других кругах наших знакомых.

Когда же весть о смерти Фурера дошла и до меня, я поняла, что разговаривала с ним в последний раз накануне его самоубийства. Это было в субботу, а в воскресенье он уехал на дачу и там застрелился. От Бабеля я позже узнала, что Сталин был очень раздосадован этим и произнес: "Мальчишка! Застрелился и ничего не сказал". Человек слишком молодой, чтобы принадлежать в прошлом к какой-либо оппозиции, ничем не запятнанный, числившийся на отличном счету, — понять причину угрожавшего ему ареста было просто немыслимо. А я тогда все же искала причину, наивно полагая, что без нее человека арестовать нельзя.

Но в январе 1934 года, когда мы с Бабелем уезжали из Горловки, веселый и полный надежд Фурер провожал нас на вокзал...

Годы, прошедшие рядом (1932—1939)

Тексты, которые надо прочитать
мао
red_w1ne


Мао как-то сказал, что не надо читать много книг, имея ввиду марксистскую литературу. Это верно, но чтобы сформировать правильное марксистское мировоззрение, нужно знать главное в этой литературе. Иначе начинаются разные странности, когда люди говорят, скажем, о "национальных интересах", "великой России" и т.п. Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин и Мао помогут вычистить такую дурь из головы.

С чего начать при изучении марксизма? Классики не писали толстых томов. Это утверждение может показаться странным советскому человеку, который привык к многотомным "полным собраниям сочинений", красующихся на полках и подавляющих своими размерами. В действительности, эти ПСС - изобретение неуклюжего советского агитпропа. Большая часть наследия классиков - это небольшие популярные брошюры, где простым и ясным языком объясняют сложные вещи. Единственное исключение - "Капитал" Маркса, изданный в четырех томах. Но первоначально "Капитал" задумывался Марксом как популярная книга для самых продвинутых рабочих, и в таком виде он был впервые издан в 1867 г. (остальные три тома затем восстановил на основе черновиков Маркса и издал его друг Энгельс).

Поэтому я включил в свой список только то, без чего нельзя обойтись: основные крупные произведения и некоторые важные статьи. Список составлен в хронологическом порядке. Часть ссылок даны на marxists.org, но у них русский отдел довольно убог. Библиотека Ю. Финкеля намного лучше. Мао на русском вообще есть только на сайте "Маоизм.Ру".

Маркс

"Экономическо-философские рукописи 1844 года"
"Немецкая идеология"
"Нищета философии"
"Коммунистический манифест"
"Наемный труд и капитал" не самый важный текст, но полезный для понимания экономических взглядов Маркса
"Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта"
Предисловие "К критике политической экономии"
"Капитал", т.1
"Гражданская война во Франции"
"Критика Готской программы"

Энгельс

"Анти-Дюринг"
"Развитие социализма от утопии к науке"
"Диалектика природы"
"Происхождение семьи, частной собственности и государства"
"Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии"

Ленин

"Развитие капитализма в России"
"Что делать"
"Шаг вперед, два шага назад"
"Две тактики социал-демократии в демократической революции"
"Материализм и эмпириокритицизм" вместе с "Развитием капитализма" это одна из двух самых длинных и самых скучных книг Ленина, но знать ее надо
"О праве наций на самоопределение" плюс более поздние тезисы "Социалистическая революция и право наций на самоопределение"
"Социализм и война"
"Крах II Интернационала"
"Империализм, как высшая стадия капитализма"
"Письма из далека"
"Апрельские тезисы"
"Государство и революция" некоторые считают ее ключевой работой Ленина
"Очередные задачи Советской власти"
"Пролетарская революция и ренегат Каутский" Краткое изложение см. в статье Ленина "О "демократии" и диктатуре"
"Великий почин"
"Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата"
"Тезисы по национальному и колониальному вопросам"
"Детская болезнь "левизны" в коммунизме"
"О продовольственном налоге"
"Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках тт. Троцкого и Бухарина" Ленин объясняет диалектику с помощью простых жизненных примеров ("диалектика стакана")
Последние работы ("политическое завещание")

Ленин сегодня поразительно актуален.

Сталин

"Марксизм и национальный вопрос"
"Вопросы ленинизма" сборник, в который включены важнейшие его работы, в первую очередь лекции "Об основах ленинизма"
"Экономические проблемы социализма в СССР"

Мао

"О классах китайского общества"
"Доклад об обследовании крестьянского движения в провинции Хунань"
"Почему в Китае может существовать красная власть?"
"Из искры может разгореться пожар"
"О тактике борьбы против японского империализма"
"Относительно практики"
"Относительно противоречия"
"Против либерализма"
"Вопросы стратегии партизанской войны против японских захватчиков"
"О затяжной войне"
"Вопросы войны и стратегии"
"К выходу первого номера журнала "Гунчаньданжэнь"
"О новой демократии"
"Перестроим нашу учебу"
"За правильный стиль в работе партии"
"Против шаблонных схем в партии"
"К вопросу о методах руководства"
"Юй-гун передвинул горы"
"Три основных правила дисциплины и памятка из восьми пунктов"
"Современная обстановка и наши задачи"
"О демократической диктатуре народа"
"О десяти важнейших взаимоотношениях"
"Некоторые аспекты исторического опыта нашей партии"
"К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа"
"Критические замечания по работе И.В. Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР"
"Указания относительно культурной революции" Подборка высказываний Мао начиная с 1966 г.

"Полемика о генеральной линии международного коммунистического движения" Раскол между КПСС и КПК с точки зрения последней
"Постановление Центрального Комитета Коммунистической партии Китая о великой пролетарской культурной революции"