Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

кот

Маоистский музон

Документальный фильм про адиваси Дандакараньи, на хинди. Для иностранцев хорош тем, что там много танцевальных фрагментов - аутентичная маоистская и народная музыка. Можно увидеть работников культурного крыла партии в их своеобразной униформе (зеленое платье и красные повязки), а также народ, который радуется музыке и танцам.



Документальный фильм с youtube-канала Ассоциации революционных писателей в штате Андхра-Прадеш, про то же культурное крыло маоистской партии Четна Натья Манч.



Песня про демократических активистов в Индии.

кот

Памяти Виктора Хары

Оригинал взят у tiki_tarakihi в Памяти Виктора Хары
На всем свете нет больше такого голоса  -  тихого, веселого и грустного, и романтического одновременно.
И что меня все время в нем поражает   -  такого аристократичного.

В этот день 15 сентября, 42 года назад, Виктор Хара был убит на стадионе в Сантьяго-де-Чили....

У этой песни чудесный видеоряд, и не менее чудесный голос Виктора.

Виктор Хара. Сигаретка

Закручу-ка сигаретку,
если вдруг табак найдется.
Ну а если не найдется,
Закурить мне не придется.

Припев: Ах, ты меня полюбила...

Закручу-ка сигаретку
я из сумки-табакеры.
Покурю, окурок брошу,
Кому надо, тот поднимет.

Мне вставать холодным утром,
Раскурю прутом сигарку,
заодно лицо согрею
ее ярким огоньком.




Collapse )


кот

Николай Кузнецов

Днем седьмого ноября в лесу состоялась спартакиада. На лесной поляне, в километре от лагеря, все пять взводов состязались в метании гранаты на дальность и в цель, в лазании на деревья, в беге с препятствиями. Гам стоял невообразимый. Шумели, конечно, не столько участники состязаний, сколько болельщики. Их было очень много, и уже несколько дней не прекращался между ними спор о том, кто окажется победителем. Самыми страстными болельщиками оказались старик Струтинский, Лукин и Кочетков.

Владимир Степанович Струтинский то и дело подскакивал на месте, приговаривая: «Ах, чтоб тебя!», «Вот дурья голова, промахнулся...» Лукин перебегал с места на место, подзадоривая отстающих. Кочетков же так громко хохотал и кричал, что стоять близ него было небезопасно — могли пострадать барабанные перепонки.

Самый большой шум поднялся, когда началось состязание по перетягиванию каната. Две группы тянули канат каждая на себя: кто кого осилит. «А ну... А ну... поднатужьтесь!..» — кричали болельщики. Вот одна сторона, обессилев, ослабила канат. Победители, перетянув конец, повалились на землю. Взрыв смеха снова огласил лес.

Праздник закончился концертом партизанской самодеятельности. Началось с хорового пения. Пели «Марш энтузиастов» — песню, без которой у нас не обходился ни один из торжественных вечеров. Запевало несколько голосов, остальные подхватывали припев. Потом затянули нестареющую песню про Катюшу. Не успели кончить «Катюшу», как поднялся Владимир Степанович Струтинский и, дирижируя обеими руками, затянул: «Реве та стогне Днипр широкий...» Кругом заулыбались, подхватили. Песню знали все, не только украинцы, но и русские, и даже казах Дарбек Абдраимов с чувством подтягивал непонятные ему слова.

Вышли в круг плясуны: нашлись мастера и гопака, и камаринской, и лезгинки, и чечетки. За танцорами последовали чтецы. К костру подошел двадцатилетний партизан Лева Мачерет. До войны он учился на литературном факультете.

— Я прочитаю вам стихи Николая Тихонова «Двадцать восемь гвардейцев».

Читал Мачерет очень хорошо. Его вызывали на «бис» несколько раз.

Уже под конец вечера поднялся Николай Иванович Кузнецов. Он был в приподнятом настроении и вместе с тем сильнее, чем всегда, задумчив и сосредоточен. Не сказав, что будет читать, он сразу начал:

— «Высоко в горы вполз Уж и лег там в сыром ущелье, свернувшись в узел и глядя в море...»

Читал Кузнецов негромко и спокойно, иногда останавливался, припоминая или задумываясь, — читал так, будто делился со слушателями своими мыслями; и оттого, что мысли эти были самые сокровенные, чтение действовало с особой впечатляющей силой.

«Вдруг в то ущелье, где Уж свернулся, пал с неба Сокол с разбитой грудью, в крови на перьях...»

Я посмотрел на бойцов. Они сидели серьезные, торжественные и какими-то новыми глазами смотрели на Кузнецова. «Песня о Соколе» звучала у него как исповедь. Но не только его личное, кузнецовское, звучало в этом чтении. Слова горьковской «Песни» как будто относились непосредственно к нам, слушателям Кузнецова. В них говорилось о высоком призвании человека. Они звучали как гимн мужеству. И каждому из нас хотелось вслед за Кузнецовым повторять слова этого гимна:

«О смелый Сокол! В бою с врагами истек ты кровью... Но будет время — и капли крови твоей горячей, как искры, вспыхнут во мраке жизни и много смелых сердец зажгут безумной жаждой свободы, света!..»

Сильные духом
кот

Корейская попса (K-pop)



Корейская попса (K-pop) по-моему лучшее визуальное доказательство того, что все эти "конфуцианские", "буддийские" и "православные" (лол) цивилизации просто бред сумасшедших. Они даже поют по-английски, хотя и выступают у себя в Корее, для своей аудитории. Наши "музыканты" тоже иногда так пытаются, но какой же они фейл по сравнению с кореянками ;)
кот

Культурная революция в джунглях



Рассказывает товарищ Ленг, руководитель ЧНМ (массовой культурной организации маоистов):

"Искусство и литература адиваси по большей части устные. Их литература основана на импровизации. Величайшим ее достоинством является то, что она создается коллективно. В лунные ночи, особенно зимой, когда цветут поля – перед урожаем и после сезона дождей – вся деревня собирается с радостью вокруг костров и весело танцует. Все с удовольствием принимают в этом участие. Это чувство коллективизма. Нет никаких ограничений, что кто-то может участвовать, а кто-то нет. Если один человек начинает петь, все танцующие присоединяются к хору. В культуре адиваси есть песни для танцев и танцы с инструментами. Но нет единства песни, инструмента и танца. Это нужно развивать. Когда люди танцуют под музыку инструментов, то это выглядит очень ритмично и они все составляют одно целое. Их мелодии очень гармоничны. Самой важной, распространенной и заметной характеристикой культуры адиваси является дух коллективизма во всем. У них нет паразитического класса придворных актеров, писателей или поэтов, как за пределами джунглей. Это существенная черта.

Мы стараемся сохранить коллективизм. Поэтому когда мы создаем труппы ЧНМ, мы не придаем значения количеству членов, будь их восемь, десять или сколько-то еще. Когда труппа приходит в деревню, встречать их выходят все. Поэтому они исполняют пьесы с участием всех или части зрителей в различных ролях. Так что зрители становятся исполнителями. Активисты ЧНМ поощряют всю деревню принимать участие в танцах и тем самым развивают танцы. Когда певец поет песню, не только члены труппы, но и вся деревня присоединяется к хору. Мы обучаем песням коллективно. Мы также ввели новую форму. В устной традиции один человек начинает петь экспромтом и другой отвечает ей или ему. Мы же поступили так – один готовит первый куплет и направление для всей песни. Другой сочиняет следующий куплет и еще два-три человека продолжают. И так далее. Так они все вместе сочиняют песню. Если в труппе ЧНМ десять членов, то все они сочиняют песню, т.е. коллективно. Песня «Нарайянпур атум тхе баатхал найку кейянтха» была написана в качестве издевательства над полицией и ее репрессиями. Есть много таких коллективно сочиненных песен.

Потом, есть также устная традиция. Песни, которые они поют экспромтом, тоже являются частью новой культуры. Они соединяют революционную практику со своим жизненным опытом. Мы записываем такие песни. Все делается коллективно. Кроме того, мы стараемся также развивать поэзию"

Перевод.

Оригинал.