Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

кот

Подвойский о штурме Зимнего

70187825

После Московского Совещания, в конце августа, перевыборы в Московский Совет дали большинство большевикам. Большинство большевикам дали перевыборы и в других городах. Наконец, в сентябре месяце переизбрание Петроградского Совета поставило во главе петроградского пролетариата точно так же большевиков и тем указало на возможность осуществления первого акта мировой пролетарской революции, захвата власти в огромной, многомиллионной стране.

Таковы же приблизительно были результаты перевыборов и в местные Советы в провинции. Вставал, таким образом, вопрос об объединении этих почти однородных Советов, о такой же однородной им по духу и центральной власти, т.е. вопрос о власти в республике вообще.

Это ставило на очередь вопрос о созыве Второго Съезда Советов, который разрешил бы этот вопрос.

Петроградский и Московский Советы, борясь с помехами соглашательского В.Ц.И.К., фактически взяли на себя инициативу созыва Второго Съезда, которому суждено было сыграть величайшую историческую роль.

Были разосланы эмиссары Петроградского и Московского Совета и большевистской партии во все места республики, довершая уже начавшийся в пользу большевизма перелом в настроении масс и учитывая этот перелом. Центральный Комитет коммунистической партии, после Московского Совещания, под сильнейшим и непрерывным давлением тов. Ленина, постановил практически подготовлять пролетариат к восстанию. Таким образом, в партии в это время вопрос о восстании встал в порядке дня, т.-е. в качестве вопроса, требующего немедленного разрешения.

И в тот момент, когда мысль о восстании была высказана вслух, восстание уже не только родилось, а по существу уже началось, потому что дальше события начали развиваться уже с невероятной быстротой, ускоренным темпом, развернувшись сначала в конфликт с правительством и соглашательством В.Ц.И.К. и закончившись восстанием.

Конфликт начался с попытки вывести войска из Петрограда.

В виду этого намерения правительства Керенского, стремившегося таким образом обескровить, лишить активной силы Петроградский Совет, последний 9-го октября по вопросу об обороне Петрограда принял резолюцию, предложенную большевиками, в которой говорилось о необходимости создания особого военно-революционного штаба, в противовес штабу Петроградского Военного Округа, которому пролетариат столицы имел все основания не доверять.

Следующее закрытое заседание Совета 12-го октября было посвящено уже техническим вопросам в связи с организацией этого революционного штаба, и, не взирая на протесты меньшевиков, принято положение о нем и название последнего: «Военно-Революционный Комитет», а 16-го, несмотря на яростную агитацию тех же меньшевиков, назвавших В.-Р.Ш. «Штабом для захвата власти», положение о нем и организация были утверждены пленумом Петроградского Совета.

Революционный Штаб пролетарских вооруженных сил – Военно-Революционный Комитет был таким образом создан.

В состав его вошли: по два представителя от Ц.К. партии большевиков и левых эс-эров, два от военных организаций их, по два от солдатских секций Петроградского Совета, два от гарнизонного совещания. Персонально в состав Комитета вошли: т.т. Лазимир, Невский, Троцкий (как председатель Петербургского Совета), Дзержинский, Антонов-Овсеенко, Кудинский, Коцюбинский, Лашевич, Мехоношин и др. Председателем вначале был избран т. Лазимир, впоследствии т. Подвойский и секретарем тов. Антонов.

Устав Комитета из 19 пунктов, утвержденный на первом его заседании, первейшей конкретной задачей Военно-Революционного Комитета ставил взять фактическое управление гарнизоном в свои руки. Комитет должен был провести в жизнь лозунг власти Петербургского Совета в петроградском гарнизоне. В силу принятого устава, ни одна воинская часть не могла быть выведена из Петербурга, даже из казарм, без санкции Военно-Революционного Комитета.

Штаб Округа лишается в отношении гарнизона всех оперативных прав.

Для проведения в жизнь последнего решения Комитета к Командующему войсками Комитетом были направлены уполномоченные члены Комитета во главе с т. Лазимир; их миссия закончилась неудачей, ибо со Штабом они ни к какому соглашению не пришли.

Для фактического осуществления власти в гарнизоне, Военно-Революционный Комитет назначил в каждую воинскую часть Петербурга и окрестностей своего комиссара, которому было приказано, опираясь на силу наших организаций в частях, сместить комиссара правительства и взять власть в части в свои руки. В проведении этого важнейшего решающего акта восстания колоссальнейшую, исключительную роль сыграла Военная Организация. Военная Организация дала восстанию свой готовый испытанный аппарат, своих лучших боевых товарищей, уполномочив их к величайшим актам восстания. Наказ комиссара заключал в себе пункты об исполнении только приказов Военно-Революционного Комитета, о неисполнении приказов Командующего Петроградским Округом и о подготовке частей гарнизона к вооруженному восстанию. Комиссары, опираясь на ячейки Военной Организации в полках, обязаны были обеспечить восстанию успех.

21-го октября ночью комиссары Военно-Революционного Комитета были направлены в полки петроградского гарнизона.

Отказ Командующего Петроградским Военным Округом подчиниться воле Петроградского Совета вызвал опубликование приказа Военно-Революционного Комитета о том, что «отныне вся власть в Петербурге переходит в руки Военно-Революционного Комитета». По этому приказу войска исполняют только распоряжения и приказы Военно-Революционного Комитета, передаваемые им через наших полковых комиссаров, а все иные распоряжения, откуда бы они ни исходили, признаются контр-революционными, точно так же, как и всякие выходы из казарм, помимо Военно-Революционного Комитета. Этим приказом в Петрограде началось вооруженное восстание, потому что конфликт между Временным правительством и Военно-Революционным Комитетом стал открытым, по крайней мере, посылка комиссаров в полки и предъявленное Штабу Округа требование В.-Р.К. как начало активных действий за осуществление идей Советской власти, следовательно, вызывающее и на активное противодействие этому.

Военно-Революционный Комитет, фактически взяв власть, должен был обеспечить Петроград от каких бы то ни было нападений с тыла; внутри сперва решено было не наступать, а ожидать нападения со стороны правительства. Вслед за этим, дан был приказ комиссарам Военно-Революционного Комитета в полках, чтобы они немедленно представили доклады о состоянии принятых ими полков в революционном отношении. Полученные 21 и 22 числа доклады значительной части комиссаров указали, что полки всецело и решительно стоят на стороне Петроградского Совета и постановили своей вооруженной силой вырвать власть у Керенского и передать ее Петербургскому Совету. Получив все эти донесения, Военно-Революционный Комитет, таким образом подсчитав свои силы, дал войскам директиву пока оборонительного характера, а именно обеспечение обороны подступов к Смольному, полагая, что враг сам перейдет в наступление первый, но имея в виду организовать оборону так, чтобы сторонники правительства разбили свой лоб о мощь революционных сил. С этой целью, поставив усиленные патрули по всему городу, приказав каждой воинской части охватить районы расположения, обеспечив при помощи броневиков невозможность выступления наиболее отсталых солдатских масс (казаков в первую очередь), разместив броневики по стратегическим пунктам, вызвав от надежных воинских частей кавалерию для патрулирования, для объезда города (приняв все меры предосторожности против уличных контр-революционных выступлений), Военно-Революционный Комитет тем самым обратил весь Петербург в военный лагерь и стиснул его в кольцо революционных сил. Красная гвардия, приведенная ранее полков в боевое положение, заняла все важнейшие ответственнейшие стратегические пункты, она сменила прежнюю оборону Смольного, в районах ею были взяты под охрану местные заводы и все общественные учреждения.

22 и 23 октября началась подготовка. Каждый атом революционной силы был приведен в сильнейшее движение и поставлен на определенное ответственное место. Вызваны были из Кронштадта и Гельсингфорса Балтийские моряки; из Кронштадта вызваны боевые суда. Стоявшие около Петрограда суда: крейсер «Аврора», «Заря Свободы» включены в цепь операции. Срепетированы моряки «Авроры», которые охраняли Зимний дворец.

Временное правительство, потрясая воздух обещаниями уничтожить большевиков, принялось за мобилизацию своих сил. Оно еще несколько дней до этого вызвало из Петергофа и Ораниенбаума юнкеров, разместив их в Зимнем дворце. Юнкера петроградских военных училищ также были приведены в боевое состояние и частью переведены в Зимний дворец. 22-го числа юнкерская охрана в Зимнем дворце была усилена юнкерскими отрядами Михайловского, Владимирского и Павловского училищ и друг. На площадь были стянуты английские броневики с английской же прислугой. 22-го октября караул матросов «Авроры» отказался дальше охранять правительство Керенского и был заменен юнкерским караулом. Был введен взвод артиллерии Михайловского военного училища с пушками.

Соглашательский В.Ц.И.К. настолько растерялся, что сразу выпустил из своих рук все нити руководства, управления и контроля происходящего. В Смольном с искаженным от растерянности испуга лицами в последний раз 22-23-го октября видели шатавшихся без всякого толку Чхеидзе, Дана.

На них как-то не обращали внимания, как на выброшенную ненужную вещь. Военная власть и правительство, оставшиеся без всякой поддержки со стороны В.Ц.И.К., потеряли, таким образом, и последнюю моральную и общественную поддержку, на которую они опирались. Все же ослепление их было таково, что ставшее уже почти фактом восстание пролетариата было в глазах правительства только вспышкой отдельных групп, которая не будет поддержана теми войсковыми частями, которые придут на помощь правительству, между тем как таковых в природе уже в то время не существовало, за исключением тех, что стягивались в количестве нескольких батальонов и школ к Зимнему дворцу.

Военно-Революционный Комитет заседал в Смольном непрерывно, ибо нужно было разрешить множество вопросов, связанных с восстанием, необходимо было сразу же озаботиться о продовольствии в дни восстания, о транспорте и т.д. Беспрерывная цепь товарищей являлась за приказаниями, инструкциями и советами. Сюда же был вызван также Штаб Красной гвардии. Ему был отдан приказ озаботиться вооружением всего рабочего класса Петербурга. В артиллерийские склады и управление были посланы наши комиссары. Все оружейные и артиллерийские склады, вместе с петроградскою крепостью, по распоряжению Военно-Революционного Комитета, взяты в свои руки ячейками Военной Организации и ее формирующимися вокруг них наиболее активно настроенными революционными солдатами. Ими в первую голову была организована строгая охрана снарядных и пороховых заводов и складов. Все входы в Петропавловскую крепость и артиллерийские оружейные склады были в руках членов Военной Организации.

Контроль над выездом и въездом в Петербург находился в руках комиссаров Военно-Революционного Комитета, для чего на всех вокзалах были поставлены комиссары Комитета. Приняты были также меры против мобилизации правительственных сил под видом митингов, собраний и т.д.

Два дня власти Военно-Революционного Комитета показали, что в распоряжении правительства сил очень немного и что, следовательно, Военно-Революционный Комитет должен переменить решение: не ожидать нападения, а самому, имеющимися у него средствами, ликвидировать правительство. Был выработан план занятия Зимнего дворца и ареста правительства.

23-го октября ночью в Зимнем дворце происходило заседание правительства. Военно-Революционным Комитетом приказано было окружить в эту ночь дворец и арестовать всех членов правительства. К сожалению, благодаря недочетам, неизбежным в крупных операциях, в которых, вдобавок еще, подъему и энтузиазму отводилась громадная роль, этого плана не удалось осуществить тогда, и, только благодаря этому, Керенский получил возможность скрыться и позднее выступить против новой власти.

По разработанному плану Зимний дворец предполагалось окружить во время заседания правительства, сжать в кольцо надежных войск. Если правительство на сдастся, заставить его – огнем с «Авроры» - «Зари Свободы» и в упор с Петропавловской крепости – сдать власть пролетариату.

Военно-Революционный Комитет решил вести на восстание в первую очередь самые стойкие части. Центр наступления должен был составить Петроградский полк, а фланги – левый: Кексгольмский гвардейский полк и Второй Балтийский флотский экипаж, имея за собою Егерский и Измайловский полки, а правый: Павловский полк вместе с Красной гвардией. На Финляндский и 180-й полк возложена была задача обеспечить Васильевский остров, держать в своих руках все переправы через Неву. То же на Петербургской стороне было поручено Гренадерскому полку и Огнеметно-Химическому батальону, на которых возложены были операции на Петербургской стороне, занятие там всех стратегических пунктов и Троицкого моста, а также всех переправ на Петербургскую сторону через Неву и ликвидация возможных контр-революционных выступлений там. На Московский полк и на Красную гвардию Выборгской стороны возлагалась оборона Литейного моста и всех переправ на Выборгскую сторону, а также занятие Финляндского вокзала. Им же, как и Гренадерскому полку, было поручено выдвинуться авангардом к Белоострову, дабы не дать правительству возможности продвинуть со стороны Финляндии какие-нибудь части с неясной для В.-Р.К. физиономией. В Центральном участке были Литовский, Волынский, части Павловского и Преображенского полков. Остальная же масса Литовского, Волынского, 1-го Запасного и Гвардейского полков и 6-го Саперного батальона получили задачу обороны всех подступов к Смольному институту на случай, если бы правительственные войска прорвали цепь, окружающую Зимний дворец, или на случай прибытия войск откуда-нибудь из окрестностей. Части Измайловского и Петроградского полков были выдвинуты на охрану подступов к Петрограду со стороны Варшавской и Балтийской ж.д. и Нарвского шоссе.

Общее руководство операциями вручено Антонову, Чудновскому и Подвойскому, причем на тов. Подвойского также было возложено и общее направление сил, действующих против дворца. Тов. Чудновский был направлен непосредственно к цепям. Руководители решили, что войска будут наступать на Зимний дворец в ночь на 25-е октября. Но неизбежная задержка, импровизированное управление войсками, недостаток связи и многие другие обстоятельства позволили начать первое продвижение войск к Зимнему дворцу только в 6-7 часов утра 25-го октября. Цепь сжималась, но операции значительно замедлялись нахождением управления наступавшими войсками в различных местах. Приказание приходилось передавать через самых ответственных работников, которые метались во все стороны на автомобилях. Поэтому решено было перебросить руководство в Петропавловскую крепость. Одновременно было дано распоряжение Штабу правого крыла поместиться в казармах Павловского полка. Левому сектору поместиться в Балтийском экипаже. Штабу центра приказано было находиться в непосредственной близости наступающих цепей.

Войска с нетерпением ждали удара на Зимний, и проволочки вызывали страшный ропот и возмущение. Передовые цепи горели нетерпением и беспрерывно требовали приезда руководителей и затем требовали от них объяснений в задержке.

Всех красногвардейцев и солдат влек вперед штурм Зимнего дворца и пленение Временного правительства. Цепи нервничали. Руководителям восстания приходилось десятки раз бывать на позициях и в каждой цепи доказывать, что задержка происходит потому, что в самом наступлении необходимо организоваться, накапливая силы, группируя их и перераспределяя.

На последнем совещании решено было перед штурмом послать в Зимний дворец парламентеров с предложением правительству очистить дворец и сдать оружие и самим сдаться на милость Военно-Революционного Комитета. Ультиматум был передан во дворец. Через условные 20 минут ответ не был получен: мы сжали еще сильнее кольцо войск вокруг дворца. «Аврора» не открывала огонь.

Революция хотела избежать всеми мерами крови.

Было условлено, что если в течение 20 минут не последует ответа, «Аврора» первая откроет огонь, моряки высадятся на набережную, а красногвардейские полки, по орудийному сигналу, штурмом бросятся на Зимний дворец.

Совсем стемнело. Войска приходили в отчаянье, все сильнее и сильнее нервничали, не слыша орудий. Они требовали вести их немедленно к решительной битве. Сжатым кольцом судьба дворца уже была решена бесповоротно. Во дворец была послана еще делегация с последним предложением сдаться, во главе с т. Чудновским.

В Штабах считали минуты; парламентеры не возвращались; пушки ждали ядер. Солдаты в цепи волновались, недоумевая, почему их не ведут на штурм, но в это время с «Авроры» сообщили, что парламентеры задержаны в Зимнем дворце. Открывать огонь из орудий, когда заложниками у врагов наши товарищи, было рискованно, - заложники могли быть расстреляны.

Войска теряли всякое терпение и сами собой продвигались вплотную к площади дворца и сами же собою затевая редкую перестрелку с защитниками Зимнего. Силы, бывшие в распоряжении правительства и часть которых находилась в Генеральном Штабе и на Дворцовой площади, были втянуты за баррикады во двор Зимнего дворца.

С раннего утра юнкера и георгиевцы перетащили от Генерального Штаба сложенные там плахи дров и устроили глубокий сектор баррикад, закрывающий все входы и ворота в Зимний дворец. В баррикадах были искусно размещены пулеметы; все подступы вливающихся на Зимнюю площадь улиц находились в сфере их огня. Дворцовый мост со стороны, прилегающей ко дворцу, находился еще в руках юнкеров, со стороны же Адмиралтейства и на Васильевской стороне – в руках матросов, кексгольмцев, финляндцев и Красной гвардии. Кексгольмский полк, 2-й Балтийский и Гвардейский экипаж моряков, под нажимом солдат, продвинулись к ограде сада дворца, в голову Александровского сада, на улицу Благородного Собрания за Полицейским мостом, группы этих же частей прикрывали завод зенитной артиллерии; с Морской улицы вход в Зимнюю площадь занимали броневики, под прикрытием павловцев и Красной гвардии Петроградского и Выборгского районов. Главный отряд Павловского и Преображенского полков продвинулся до Зимней канавки и замыкал выходы с Зимней площади. Все это опиралось с левого фланга и в центре на резервы Егерского, Семеновского и Волынского полков.

Буржуазия пыталась создать в тылу наших цепей демонстрации, собрав у «Вечернего Времени», против Гостиного двора кучки и распинаясь за «непролитие братской крови», но твердое воинственное настроение войск отбило охоту к каким-нибудь выступлениям, тем более, что матросы, солдаты, красногвардейцы, патрулируя, арестовали генералов, высших чиновников, графскую и княжескую знать, причем, когда попадались всем известные носители или выразители планов низвергаемого строя, массы приходили в ярость и требовали их немедленной казни. Но руководители останавливали готовые свершиться самосуды. Таким образом арестован был Начальник Штаба Петроградского Военного Округа князь Багратуни. Его матросы сняли с извозчика вместе с помощником военного министра, князем Тумановым, и хотели тут же расстрелять, однако, успокоившись, отправили в Петропавловскую крепость.

В Зимнем дворце в это время росла растерянность, Временное правительство в полном смятении. То совещается, то безнадежно ждет помощи от исчезнувшего Керенского. Бывший министр торговли и промышленности Пальчинский, который был назначен Временным правительством помощником уполномоченного по обороне Петрограда, обманывал и правительство и юнкеров утверждением, что подкрепления идут, о чем им, якобы, получаются сведения.

В 21 час с Петропавловской крепости и крейсера «Аврора» было сделано по дворцу несколько холостых выстрелов. Это послужило сигналом к общей усиленной перестрелке, которая продолжалась до 22 часов, причем женский ударный батальон первый не выдержал огня и сдался. В 23 часа затихшая было, благодаря этому, перестрелка возобновилась вновь до того времени, пока «Аврора» не послала во дворец шестидюймовый снаряд, разорвавшийся в коридоре дворца и внесший смущение и расстройство в толпу его защитников. Воспользовавшись этим, матросы, красногвардейцы и солдаты ринулись вперед.

Это был героический момент революции, ужасный, кровавый, но прекрасный и незабываемый. Во тьме ночной, озаренные бледным затуманенным дымом светом и кровавыми мечущимися молниями выстрелами, со всех прилегающих улиц и из-за ближайших углов, как грозные, зловещие тени, неслись цепи красногвардейцев, матросов, солдат, спотыкаясь, падая и снова поднимаясь, но ни на секунду не прерывая своего стремительного, урагано-подобного потока.

Смолкли дикие завывания и грохот трехдюймовок и шестидюймовок с Петропавловской крепости, и в воздухе, заглушая сухую непрерывную дробь пулеметов, винтовок, стоял сплошной победный крик «ура» вперемежку с другими дикими, неподдающимися ни передаче ни восприятию звуками. Страшный, захватывающий все существо, объединяющий воедино всю разнородную массы, но крайне короткий момент… Мгновенная задержка перед баррикадами и трескотня пулеметов, на мгновение заглушившая крики… Упавшие тени, но уже более не поднимающиеся. Мгновение, когда во тьме и самые баррикады, и их защитники, и на них наступающие слились в одну темную сплошную массу, кипевшую, как вулкан, и в следующее мгновение победный крик, уже по ту сторону баррикад, а людской поток заливает уже крыльцо, входы, лестницы дворца, а по сторонам трупы, разваленные баррикады, толпы людей, без шапок, с бледными лицами, трясущимися челюстями, поднятыми вверх, как призыв к пощаде, руками – враги…

Дворец взят. Единственный кусок территории, державшийся в течение дня в руках «Временного правительства Всея Руси», вырван руками народа; царский дворец, символ бесконечного произвола, беспросветного угнетения, сотни лет смеявшийся над горем и слезами миллионов рабов, в руках этих угнетенных, бесправных, в руках пролетариата – единого властителя своей судьбы с этой минуты. С этой минуты Петроград – красная, первая в мире столица рабоче-крестьянской власти. Эта минута – первая минута, как будто рассекшая мир на две половины: на капиталистов, насильников, угнетателей, в одной части, и ранее загнанных, полузадушенных – в другой, но уже не загнанных в подполье, не бессильных, а могучих, разящих, торжествующих. Однако, не видно еще тех, из-за кого шла пальба, по чьей вине лилась кровь, из-за кого на улицах, на дворе, в роскошных покоях дворца лежали костенеющие трупы. Сотни людей рассыпались по бесконечным комнатам и коридорам, во всех углах… Но вот и они… Бледные, с трясущимися нижними челюстями, кривящимися губами, старающиеся придать себе вид спокойного величия, но не могущие скрыть своего волнения. Лилипуты, поднимающиеся на носки, чтобы казаться великанами… Неистовый крик при виде их – «Смерть палачам, смерть врагам народа, убийцам солдат и рабочих! На площадь их, на суд народный!».

Угрожающе стукают приклады о паркетный пол, зловещим огоньком вспыхивают острия штыков.

- Именем революции… Вы арестованы… Товарищи! Враги в наших руках. Революция больше не хочет крови.

И эта же грозная, беспощадная минуту тому назад толпа, чувствуя свое величие, величие победителя, охранила их от гнева народного, провела сквозь его разъяренные ряды. Министры – враги революции – были в руках революции.

Все было кончено. Из победы сверкал новый строй и новая рабочая и крестьянская власть.

Военная организация ЦК РСДРП(б) и Военно-революционный комитет 1917 г.