Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

кот

Молчание

Индия
Саибаба
политический заключенный
7 февраля 2018.

Письмо моим дорогим студентам и моим коллегам-преподавателям,

Мне снится, что я в моей аудитории,
Когда я провожу дни и ночи заключенным
за толстыми железными прутьями
моей крохотной одиночной камеры

Я вижу вас, говорю с вами
и крепко вас обнимаю
силой моей непростой жизни на хрупкой земле
в моем неприкованном внутреннем взоре
когда жажда свободы
течет по жилам
и венам моего кровеносного потока
несмотря на то, что я в клетке
далеко от вас

Учить - это мой конек,
мое дыхание и моя жизнь, и вы это знаете
я принял близко к сердцу литературу
потому что она сцепляет нас
с нашей трудной историей
философией и экономикой
с острыми приступами боли, слезами,
страхами и надеждами
на светлый новый день

Клетка, построенная из лжи,
обвинений в измене
вымышленных заговоров
окружает меня и не пускает
к вашему дружескому и критическому
общению со знанием
и теплой привязанности к свободе
растоптанной земли.

Дорогие друзья,

Всю свою сознательную жизнь я провел в кампусах, учась и уча в поиске знания, любви и свободы. В поиске их, я узнал, что свобода для немногих - не есть свобода. Я стал изучать историю, философию и литературу с большим упорством и критическим подходом. Это заставило меня оглянуться вокруг более внимательно. Я странствовал и встречал людей, которые жили в нечеловеческих условиях. Я понял, что они никогда не вкушали свободы, в отличие от меня. Я понял, что касты и свобода несовместимы в принципе. Я стал говорить с собой. Потом я постепенно стал говорить с моими собратьями на пути. Я почувствовал великую пустоту молчания вокруг меня. Я увидел общество молчания. Я бросил свое тело на камни молчания. Я жестоко поранил себя. Огромному большинству масс никогда не было дозволено прервать их молчание. Столетия молчания слежались в наших жизнях, под высокими и голыми скалами спорящей Индии [1]. Я жаждал сломать тюрьму молчания. Я боролся с собой. Камни было трудно сдвинуть. Я понял, что я несу в себе самом наше молчаливое общество. Это был непростой путь.

Это был очень долгий путь, трудный и мучительный. В конце концов, я подумал, что я сам обрел голос. Я хотел, чтобы мои собратья на пути тоже обрели голос, чтобы мы могли говорить. В этом процессе, мой голос постепенно стал крепнуть. Я был удивлен, когда увидел, что мой голос услышан. Через некоторое время, мой голос даже стал звучать более громко. Потом, внезапно на мое горло опустился топор. Мой голос заставили замолчать одним ударом.

Друзья, сегодня, я постоянно чувствую чудовищную боль. Утрата голоса отозвалась взрывом в моем искалеченном теле каждого моего органа. Одним за другим, мои органы стали взрываться. Молчание внутри меня взорвалось острой болью. Мои голосовые связки были повреждены, что сделало мой голос тонким и высоким настолько, что он стал неслышимым. Мое сердце сломалось с гипертрофированной кардиомиопатией. Мой мозг стал отключаться, это называется синкоп. Мои почки усыпаны камнями; желчный пузырь тоже набрал камней и поджелудочная железа вырастила хвост из боли, которая называется панкреатит. Нервы на моем левом плече порвались из-за условий моего ареста, это называется плексопатия плечевого сплетения. Все больше и больше органов молчания заменяют мои органы. Я живу с острой и мучительной болью целыми днями. Я живу на краю жизни.

Моя боль, моя беззвучная песня,
мое существование как безымянная пылинка.
если бы только моя боль могла говорить,
я бы узнал, кто я такой.
И если бы я мог найти ее суть,
я бы раскрыл загадку этого мира.
Если бы я мог овладеть этой скрытой тайной,
мое молчание нашло бы свои слова
(Фаиз Ахмад Фаиз)

Прошло одиннадцать долгих месяцев. Я продолжаю мучиться в жестоких условиях моего заключения, без какого-либо облегчения. Я вынужден жить без какого-либо человеческого достоинства и власти над своим телом. Условия, в которых я живу, довели меня до недочеловеческого и нечеловеческого уровней. Подумайте о преступлении, в котором меня обвиняют: я жил для свободы, я старался найти голос для лишенных голоса и я старался найти свой голос. Я писал о них, я говорил о них, о тех моих собратьях, которым не было дозволено иметь свой голос на протяжении столетий. В этом мое преступление. Калечение моего тела и сознания - это не просто лишение меня одного человечности, это акт дегуманизации всего нашего общества; нашего существования как цивилизации.

Я надеюсь, что никто из вас не испытывает чувства жалости ко мне. Я не верю в жалость, я верю только в солидарность. Я собрался рассказать вам свою историю только потому, что я верю, что это также и ваша история. А также потому, что я верю, что моя свобода - это ваша свобода.

Ваш

с любовью и лучшими пожеланиями
Г.Н. Саибаба
Камера "Анда", Центральная тюрьма
Нагпур
7 февраля 2018.

[1]. Вероятно, ссылка на книгу нобелевского лауреата Амартья Сена "Спорящий индиец" (The Argumentative Indian, 2005), о культуре интеллектуального плюрализма в Индии с древних времен до наших дней.
кот

Построение социализма

Построение социализма это материальное построение, а также и политическое построение, однако более всего важно - это построение социалистического сознания. Построение социалистического сознания это построение коллективного сознания, пролетарского, партийного сознания... Если философия, позиция, сознание есть феодальное, капиталистическое, угнетающего класса, и, в особенности, сознание индивидуалистическое и частнособственническое - то оно произростёт и снова укрепит себя в рядах нашей революционной молодёжи, в наших революционных рядах, в рядах нашей партии или в нашем социалистическом отечестве. Это значит, что империализм, феодализм и капитализм сразил и одержал победу над социализмом.Социалистическая революция и построение социлизма в нашей стране, даже если мы достигнем 10 тонн риса с одного гектара и построим десятки тысяч фабрик, не будут иметь значения или социалистической сердцевины. Это будет значит, что наша социалистическая революция исчезла и растворилась, что она проиграла. Наша земля, наше отечество стали рабами, потеряли лицо и унизили своё имя, как много раз до этого в истории.

Читая Пол Пота
кот

Диалектика стакана

Тов. Бухарин говорит о "логических" основаниях. Все его рассуждение показывает, что он - может быть, бессознательно - стоит здесь на точке зрения логики формальной или схоластической, а не логики диалектической или марксистской. Чтобы пояснить это, начну с простейшего примера, взятого самим тов. Бухариным. На дискуссии 30 декабря он говорил:

"Товарищи, на многих из вас споры, которые здесь происходят, производят впечатление, примерно, такого характера: приходят два человека и спрашивают друг у друга, что такое стакан, который стоит на кафедре. Один говорит: "это стеклянный цилиндр, и да будет предан анафеме всякий, кто говорит, что это не так". Второй говорит: "стакан, это - инструмент для питья, и да будет предан анафеме тот, кто говорит, что это не так" (стр. 46).

Этим примером Бухарин хотел, как видит читатель, популярно объяснить мне вред односторонности. Я принимаю это пояснение с благодарностью и, чтобы доказать делом мою благодарность, я отвечаю популярным объяснением того, что такое эклектицизм в отличие от диалектики.

Стакан есть, бесспорно, и стеклянный цилиндр и инструмент для питья. Но стакан имеет не только эти два свойства или качества или стороны, а бесконечное количество других свойств, качеств, сторон, взаимоотношений и "опосредствований" со всем остальным миром. Стакан есть тяжелый предмет, который может быть инструментом для бросания. Стакан может служить как пресс-папье, как помещение для пойманной бабочки, стакан может иметь ценность, как предмет с художественной резьбой или рисунком, совершенно независимо от того, годен ли он для питья, сделан ли он из стекла, является ли форма его цилиндрической или не совсем, и так далее и тому подобное.

Далее. Если мне нужен стакан сейчас, как инструмент для питья, то мне совершенно не важно знать, вполне ли цилиндрическая его форма и действительно ли он сделан из стекла, но зато важно, чтобы в дне не было трещины, чтобы нельзя было поранить себе губы, употребляя этот стакан, и т. п. Если же мне нужен стакан не для питья, а для такого употребления, для которого годен всякий стеклянный цилиндр, тогда для меня годится и стакан с трещиной в дне или даже вовсе без дна и т. д.

Логика формальная, которой ограничиваются в школах (и должны ограничиваться - с поправками - для низших классов школы), берет формальные определения, руководясь тем, что наиболее обычно или что чаще всего бросается в глаза, и ограничивается этим. Если при этом берутся два или более различных определения и соединяются вместе совершенно случайно (и стеклянный цилиндр и инструмент для питья), то мы получаем эклектическое определение, указывающее на разные стороны предмета и только.

Логика диалектическая требует того, чтобы мы шли дальше. Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и "опосредствования". Мы никогда не достигнем этого полностью, но требование всесторонности предостережет нас от ошибок и от омертвения. Это во-1-х. Во-2-х, диалектическая логика требует, чтобы брать предмет в его развитии, "самодвижении" (как говорит иногда Гегель), изменении. По отношению к стакану это не сразу ясно, но и стакан не остается неизменным, а в особенности меняется назначение стакана, употребление его, связь его с окружающим миром. В-З-х, вся человеческая практика должна войти в полное "определение" предмета и как критерий истины и как практический определитель связи предмета с тем, что нужно человеку. В-4-х, диалектическая логика учит, что "абстрактной истины нет, истина всегда конкретна", как любил говорить, вслед за Гегелем, покойный Плеханов. (В скобках уместным, мне кажется, заметить для молодых членов партии, что нельзя стать сознательным, настоящим коммунистом без того, чтобы изучать - именно изучать - все, написанное Плехановым по философии, ибо это лучшее во всей международной литературе марксизма).

Я, разумеется, не исчерпал понятия диалектической логики. Но пока довольно и этого. Можно перейти от стакана к профсоюзам и к платформе Троцкого.

Ленин В.И. Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках тт. Троцкого и Бухарина.