Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

кот

Почему "неэффективен" государственный сектор?

У индийского марксистского экономиста Прабхата Патнаика встретилось интересное рассуждение о государственном секторе:

"Персонал неолиберального государства мало заинтересован в управлении общественным сектором, что является одной из причин того, что общественный сектор со временем становится финансово несостоятельным и это льет воду на мельницу тех, кто хочет его приватизации. Бюрократия не выполняет даже нормальных государственных функций, она больше заинтересована в установлении связей со своими патронами в мире корпораций и иностранных доноров или в участии в оплаченных Всемирным банком тренингах, чем в будничных делах управления. В результате все больше и больше государственных функций "аутсорсят" частным агентствам, которые обещают прибыли для всех"

The State under Neo-liberalism

Т.е. дело в не в том, что государственный сектор сам по себе неэффективен, а в том, кто и как им управляет. Если им управляют верные ученики "чикагских мальчиков", то результат всегда будет плачевным.
кот

Китайский империализм

Китай быстро становится крупнейшей экономикой мира. В 2010 г. его ВВП превысил по размеру ВВП Японии (в абсолютном отношении) и он стал второй по размерам экономикой мира. По сути дела, он уже занимает первое место, если принять во внимание паритет покупательной способности - $14,8 трлн против $14,6 трлн США (у Индии $4,4 трлн). Согласно одному исследованию, Китай станет крупнейшей промышленной державой мира в 2011 г. – достигнув уровня в 19,8% от мирового промышленного производства по сравнению с 19,4% у США. На протяжении последнего столетия лидировали США.

В 2009 г. на Китай приходилось 46% мирового потребления угля, цинка и алюминия. Он потребил больше нерафинированной стали, чем США, ЕС и Япония вместе взятые в 2010 г.: Китай - 627 млн т, Япония - 110 млн т, США - 81 млн т, Германия - 44 млн тонн. Потребление автомобилей и телевизоров в Китае превысило таковое в США за последний год и в этом году, по-видимому, потребление мобильных телефонов в Китае превысит их потребление во всем остальном мире. Китай занимает второе место по потреблению ПК. На Китай приходится 97% потребления редкоземельных металлов – минералов, которые играют ключевую роль в производстве большей части высокотехнологичных продуктов, в том числе военных.

Китай также выходит на первые места в других сферах, таких как образование, НИОКР и спорт. Китай создал самый большой сектор высшего образования в мире всего лишь за одно последнее десятилетие. Согласно докладу ОЭСР за 2007 г. расходы Китая на НИОКР увеличивались ежегодно на 18% начиная с 1995-1996 гг. и достигли $26 млрд в 2009 г. Как ожидается, они превзойдут таковые в США к 2020 г. Количество научных работ, опубликованных в международных журналах, выросло с 20 тыс. в 1998 г. до 1,12 млн в 2008 г. В спорте мы видели, как Китай вырвался на первое место как на Азиатских играх, так и на Олимпиаде – и не только в своих традиционных видах спорта типа настольного тенниса и бадминтона.

Растущая экономическая мощь Китая отражается в его агрессивной внешней торговле и инвестициях, а также в его самоуверенной дипломатии, в особенности в соседних странах.

Китайские инвестиции/торговля захватывают мир

В 2010 г. на китайские компании приходилась одна десятая доля всех международных сделок, которые включали в себя самый широкий спектр от американского газа, бразильских электросетей, медных шахт Перу, сельскохозяйственных земель в Танзании до завода по переработке алюминия в Австралии и шведской автомобилестроительной компании «Вольво». За последние два года (2009 и 2010) Китай дал другим странам больше денег в долг, чем Всемирный банк, и на более выгодных условиях. За эти два года он одолжил $110 млрд по сравнению с $100 млрд Всемирного банка.

Раньше основной сферой его приложения усилий были Азия, Африка и Латинская Америка; теперь она переместилась даже в развитые страны. В 2009 г. китайские ПИИ (прямые иностранные инвестиции) выросли в Европе на 68% по сравнению с предыдущим годом; в Северной Америке на 42%; в Азии на 41%; в Африке на 19%; и упали на 5% в Латинской Америке. Помимо покупки «Вольво» в 2010 г. китайские фирмы также имеют крупные доли во французской компании из сферы развлечений и в итальянской компании по производству строительного оборудования.

Рассмотрим теперь китайскую экономическую активность в различных отсталых регионах мира.

1) Юго-Восточная Азия

Это задний двор Китая, к которому он относится с особым вниманием. По данным Азиатского банка развития, доля Китая в восточно- и юго-восточноазиатской торговле выросла с 20% в 2000 г. до 40% в 2009 г. Пекин и Токио теперь самые крупные торговые партнеры друг друга (раньше это место в обоих случаях занимали США) с объемом двусторонней торговли в $300 млрд. В январе 2011 г. Китай ратифицировал создание зоны свободной торговли с АСЕАН, которая является крупнейшей в мире по размеру населения и третьей по товарообороту. Кроме того, чтобы ослабить влияние МВФ в регионе, в середине 2011 г. Китай расширил сферу действия Чиангмайской инициативы (ЧМИ), включив в нее АСЕАН+3 (Китай, Япония и Южная Корея). ЧМИ по сути представляет собой валютный пул, включающий в себя валюты этих стран. Экспорт в Китай составляет 14% тайваньского ВВП и 10% южнокорейского; теперь он стал крупнейшим экспортным рынком для Бразилии (12,5% ее экспорта в 2009 г.), Японии (18,9%) и Австралии (21,8%).

2) Африка

На африканском континенте китайская торговля стремительно выросла с $10 млрд в 2000 г. до $107 млрд в 2008 г. В настоящее время Китай импортирует 20% своей нефти из Африки. Более 1,6 тыс. китайских компаний присутствуют там и китайская диаспора, по оценкам, составляет один миллион. Китай создал в Африке семь особых экономических зон (ОЭЗ) в пяти странах. Китай экспортирует промышленные товары и импортирует минералы, сырую нефть и т.д. Китайско-африканские отношения были оформлены в последнее десятилетие во ФКАС (Форум китайско-африканского сотрудничества), который провел три конференции на уровне министров в 2000, 2003 и 2009 гг. Высшая точка была достигнута на конференции в 2006 г., за которой последовал первый саммит в Пекине с участием лидеров 48 африканских стран. Китайское проникновение началось с Судана и сегодня сталкивается с сильной конкуренцией со стороны Европы и США. Китай заключил крупные сделки с Ливией в энергетической сфере. Отделение Южного Судана и агрессия в Ливии, по сути, служили цели захвата огромных запасов нефти в этих двух регионах, которые все больше подпадали под китайское влияние.

3) Центральная Азия

Хотя Россия восстановила свой контроль над большей частью Центральной Азии – отбив попытки США проникнуть в свой задний двор – китайское проникновение оказалось еще более сильным, его целью были крупные запасы нефти и газа в этом регионе. Пока США заняты борьбой с российским влиянием при помощи спонсирования цветных революций и создания военных баз, Китай заключает колоссальные экономические сделки. В июне 2009 г. Китай одолжил Туркменистану $4 млрд на развитие его крупнейшего газового месторождения (у афганской границы). Он одолжил $10 млрд Казахстану в обмен на 50% акций его крупнейшей нефтегазовой компании. В декабре 2009 г. председатель КНР Ху Цзиньтао и лидеры трех центральноазиатских государств собрались на газовом месторождении Самандепе в провинции Лебап в Восточном Туркменистане, чтобы подписать соглашение о строительстве газопровода длиной в 1833 км через Узбекистан и Казахстан в китайскую провинцию Синьцзян. Кроме того, Китай выделил $10 млрд ШОС (Шанхайской организации сотрудничества) на поддержку экономики ее стран-членов.

4) Южная Азия

В Южной Азии китайское проникновение носит не только экономический, но и геостратегический характер. Также как и в случае с Юго-Восточной Азией (см. следующий параграф) Китай опасается того, что США могут настроить против него индийское руководство. Тем не менее, сегодня Китай является крупнейшим торговым партнером Индии, сместив с этого места США. Китай также значительно укрепил свои позиции в Мьянме, Пакистане, Шри-Ланке и в последнее время стал проникать в Непал, Бангладеш и Афганистан.

Мьянма полностью привязана к Китаю экономически и политически. Там построены стратегические порты и железные/автомобильные дороги, связывающие ее с Китаем, которые, если потребуется, позволят ему обойти Малаккский пролив.

Общий объем китайских инвестиций в Пакистане в таких сферах, как тяжелое машиностроение, энергетика, горное дело, телекоммуникации, морские порты и инфраструктура превысит $15 млрд (75 тыс. кроров рупий) к 2015 г. Кроме того, Китай вложил $3 млрд в оборону и выделил Пакистану кредит в размере $6,2 млрд на оборонные проекты. Около 30 пакистанских военных делегаций посетили Китай с января 2008 г. Со строительством морского порта в Гвадаре (вместе с дорогой от этого порта в Китай) – 180 морских миль от Ормузского пролива, через который проходит 40% мирового оборота нефти – Китай получил прямой доступ к Аравийскому морю.

Китай развивает широкие связи со Шри-Ланкой, он был главной международной силой, способствовавшей геноциду тамилов, который провело шриланкийское правительство. Для этой цели Китай поставил ему огромное количество вооружения. Китай также инвестировал большие деньги в развитие информационных технологий, морских портов, экономическое и техническое сотрудничество и в транспорт. Он одолжил Коломбо $200 млрд на второй этап строительства порта Хамбантота – важного перевалочного пункта на пути транспортировки нефти из Африки/Ирана в Китай.

В конце прошлого года началась бурная активность в Бангладеш с подписанием соглашений о строительстве железной дороги от Читтагонга в Хунань (через Мьянму) и строительстве морского порта в Кокс-Базаре. В сентябре 2010 г. Непал посетила китайская делегация в составе 21 человека, которая была двадцатой по счету начиная с мая 2008 г., когда в Непале была провозглашена республика. Одновременно другая делегация в составе 46 человек прибыла туда для развития торговли и бизнеса. Между двумя правительствами установлены регулярные военные связи, также были выделены большие объемы помощи. В Афганистане Китай вложил $3 млрд в медное месторождение Айнак.

Как мы видим, китайское проникновение во все эти отсталые страны достигло больших масштабов. Китай вложил особенно большие средства в Западную Азию (в особенности в Иран), а также в Латинскую Америку ($37 млрд инвестировано в Бразилию). Темпы этого экономического проникновения были подстегнуты экономическим кризисом 2008 г. на Западе.

Дипломатическое и военное усиление

Китай использует триединую стратегию превращения в глобальную державу. Во-первых, он старается консолидировать союзы – дипломатические, экономические и военные – со странами, входящими в ШОС (Шанхайскую организацию сотрудничества), а также с такими государствами, как Северная Корея, Мьянма и т.д. Во-вторых, он начинает вести себя агрессивно по отношению к соседним странам, защищая свои интересы от провокаций США, в особенности в Тихом океане, а также в Индийском океане. В остальной части мира он прибегает к мягкой дипломатии, концентрируя внимание на развитии торговли и инвестициях и используя их как рычаги для обеспечения своих внешнеполитических интересов.

Во-первых, ШОС консолидирует блок из пяти стран не только в дипломатическом, но также и в военном отношении. ШОС стремится к расширению, предоставив полное членство странам, которые остаются наблюдателями – Монголии, Ирану, Афганистану, Пакистану и Индии. Но, в то время как все другие страны отправляют на саммиты ШОС своих лидеров, Индия обычно посылает незначительного министра.

Во-вторых, по отношению к соседним странам Китай демонстрирует свои дипломатические и военные мускулы. Обеспечив свой тыл (благодаря ШОС) на севере и западе, он концентрирует внимание на востоке и юге.

В Восточно-Китайском море у Китая есть территориальные споры с Японией по поводу островов, рыбных угодий и запасов углеводородов на шельфе. В сентябре прошлого года Китай поставил Японию на колени, когда она отказалась отпустить капитана китайского корабля.

В Южно-Китайском море Китай занимает более жесткую позицию по поводу богатых нефтью спорных островов (Парасельские острова и острова Спратли), заявляя Вьетнаму, Филиппинам и Индонезии, что эти острова являются «ключевыми для его национальных интересов». Он также предъявляет претензии на большие океанские пространства в Юго-Восточной Азии. США провозгласили их международными водами и поощряют претензии Вьетнама на острова. В последнее время у Китая были серьезные столкновения с Вьетнамом, Тайванем и Японией в этих морях и он поддержал Северную Корею в ее конфликте с Южной Кореей по поводу потопления судна последней. Китай сосредоточил свое внимание на развитии военно-морских сил не только из-за конфликтов в этих морях, но также потому, что ему нужно защищать морские коммуникации, через которые поступает 40-50% его нефти и через которые идет большая часть экспорта.

В мае 2011 г. Китай объявил о планах по значительному расширению своего бюро морского наблюдения (БМН), правоохранительного агентства, которое патрулирует его прибрежные воды. БМН – это только одно из пяти агентств, которые занимаются мониторингом вод, на которые заявляет свои претензии Китай. Оно также наблюдает за его огромным рыболовным флотом. В последние годы китайские рыболовные суда сыграли важнейшую роль в оказании давления на американские военные корабли в обоих морях. Кроме того, Китай недавно спустил на воду свой первый ультрасовременный авианосец. Он также разрабатывает новое супероружие «убийцу авианосцев» - баллистическую ракету – которое будет использовано для борьбы с господством США в Тихом океане. Китай также переместил свой второй артиллерийский корпус (который, как сообщается, оснащен ядерным оружием) в провинцию Гуанчжоу, поближе к Южно-Китайскому морю.

В рамках противостояния с Индией, кроме так называемого «жемчужного ожерелья» (портов) в соседних странах Китай занимается крупными проектами на севере Пакистана и также перебросил приспособленное для горных условий вооружение в Тибет. Кроме того, он постоянно меняет свою позицию в дипломатических отношениях с Индией.

В последние два года Китай занимает более агрессивную позицию по отношению к своим соседям, чтобы обеспечить свои интересы (в том числе во внешней торговле) против возрастающей враждебности со стороны США (и их азиатских союзников). Но, по отношению к остальному миру, выступая в общем против гегемонии США, он прибегает к компромиссам и приспосабливается.

В этом третьем аспекте своей политики Китай более осторожен, отчасти потому, что многие его экономические интересы пересекаются с интересами Запада.

Во-первых, доллар остается главной валютой его внешней торговли. Хотя Китай стремится уйти от него, его попытка сделать юань расчетной валютой для внешней торговли с ближайшими союзниками только стартовала. Затем, взаимозависимость заключается в его больших валютных запасах за границей, которые достигли гигантского размера в $3 трлн к марту 2011 г. – хотя Китай стал сокращать свои инвестиции в государственный долг США, более трети его валютных запасов находится в американских казначейских облигациях. По сути, Китай является крупнейшим держателем американского долга. Он использует эти огромные валютные запасы для укрепления политического влияния через займы, финансовую помощь и т.д. В последнее время, например, он проявил интерес к инвестициям в более слабые государства еврозоны.

Переплетение интересов в особенности проявляется в зависимости Китая от предприятий с иностранным капиталом. Большое количество ТНК переместили производство из Южной Кореи и других стран в Китай, чтобы производить там товары, пользуясь дешевой китайской рабочей силой и ее высокой производительностью. Сегодня на предприятия с иностранным капиталом приходится более 50% китайского экспорта и 30% промышленного производства страны. Такая экономическая взаимозависимость заставляет Китай проявлять осторожность в международной политике.

В целом мы видим, что Китай применяет триединый подход. Маловероятно, что он будет вовлечен в непосредственный прямой конфликт в отдаленных регионах, но в соседних с ним странах он будет продолжать демонстрировать мускулы против гегемонии США. Одновременно он будет стараться консолидировать ШОС, в особенности укрепляя связи с Россией.

Перевод.

Оригинал.
кот

В продолжение банкета

Виктор Михайлович Глушков - не только выдающийся кибернетик и замечательный организатор науки. Волею судьбы он оказался также в центре борьбы вокруг вопроса о том, каким экономическим курсом будет двигаться СССР: вернется ли он на путь укрепления товарно-денежных отношений или двинется по пути дальнейшего усовершенствования централизованного управления хозяйством на базе внедрения вычислительной техники. Главным делом своей жизни Виктор Михайлович считал ОГАС - создание общегосударственной автоматизированной системы управления. К сожалению, эта его идея так и не была осуществлена в Советском Союзе.

Печатаемые ниже материалы посвящены именно сложной судьбе экономических идей В.М. Глушкова.

Среди великого множества новаторских научных идей В.М. Глушкова следовало бы выделить одну, которую он считал делом всей своей жизни. Это идея Общегосударственной автоматизированной системы управления хозяйством (ОГАС). Фактически только сегодня мы можем по достоинству оценить весь масштаб личности Глушкова и ту роль, которую ему довелось сыграть (точнее, не удалось) в истории нашей страны. Даже сам Глушков тогда не мог оценить того значения, которое могла иметь, но не имела его идея ОГАС в нашей истории. Он, конечно, предсказывал, что страну ждут "большие трудности" в управлении экономикой, если вовремя не будет оценена роль, которую суждено сыграть в этом деле электронно-вычислительной технике, но даже он не мог предполагать, что к концу 80-х страну ждет катастрофа.

Суть идеи ОГАС состояла в следующем. Уже к началу 60-х годов стало очевидно: поток экономической информации стал таким мощным, что обрабатывать его вручную или с помощью имевшейся в то время примитивной счетной техники больше не представляется возможным. Особенно остро эта проблема стояла в условиях нашей плановой экономики. Все нужно было просчитывать наперед, и желательно в деталях. Это одна сторона вопроса. Другая проблема заключалась в том, что сама система сбора экономической информации и принятия решений после их обработки нуждалась в срочной модернизации. Замена устаревшей техники на новую, более совершенную никак не разрешала проблемы. Американцы в области электронно-вычислительной техники в 50-е годы существенно обгоняли нас (а по части машин предназначенных для экономических расчетов у нас вовсе ничего не было), но это нисколько не снимало у них экономических проблем. Периодические экономические кризисы в странах капитализма не исчезали от того, что там применялось много машин для экономических расчетов.

Наше преимущество было в том, что социалистическая экономика не знала рыночной стихии по причине отсутствия частной собственности на средства производства. В.М. Глушков предложил использовать это преимущество для кардинальной перестройки системы управления народным хозяйством на базе ее автоматизации. Идея поначалу была принята. В 1963 г. вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР, в котором была отмечена необходимость создания в стране Единой системы планирования и управления (ЕСПУ) и Государственной сети вычислительных центров. Позже понятие ЕСПУ в официальных документах трансформировалось в ОГАС (Общегосударственная автоматизированная система планирования и управления в народном хозяйстве).

На основании этого постановления развернулась широкая работа. Были созданы несколько научно-исследовательских институтов, среди которых ЦЭМИ (Центральный Экономико-математический институт), были разработаны основные принципы будущей системы. Предлагалось создать единую государственную сеть вычислительных центров, оборудовать ее мощными электронно-вычислительными машинами, которые позволили бы обрабатывать всю поступающую информацию. Вот как виделась ее структура:

"Структура единой государственной сети должна органически сочетать территориальный и отраслевой принципы, быть инвариантной по отношению к возможным изменениям структуры органов планирования и управления.

Наиболее целесообразной, на наш взгляд, представляется трехступенчатая структура этой сети. Низовая ступень должна быть образована из кустовых вычислительных центров, пунктов сбора и первичной обработки информации, а также ВЦ предприятий и некоторых исследовательских организаций. Основные вычислительные мощности сосредотачиваются в нескольких десятках крупных опорных центров с мощностью каждого центра порядка 1-1,5 млн. операций в секунду. Эти центры должны быть расположены в местах наибольшей концентрации потоков экономической информации и обслуживать прилегающую к ним территорию. Кроме того, они должны функционировать в режиме единой вычислительной системы, что крайне важно для организации оптимального народнохозяйственного планирования. Третьей ступенью единой государственной сети вычислительных центров должен стать головной центр, осуществляющий оперативное руководство всей сетью и непосредственно обслуживающий высшие правительственные органы"

Так получилось, что именно в связи с ОГАС советское руководство оказалось перед альтернативой: по какому пути идти - либо по пути совершенствования системы планирования производства в масштабах всей страны, либо по пути возврата к рыночным регуляторам производительных сил. Виктор Михайлович в своих воспоминаниях говорит о том, что этот вопрос решался не так уж просто. Очень долгое время высшее руководство колебалось. Сам факт того, что Виктору Михайловичу поручили возглавить комиссию по подготовке материалов для постановления Совмина по ОГАС, говорит очень о многом.

По не до конца сегодня понятным причинам вместо этого было принято постановление, давшее начало пресловутой экономической реформе 1965 года, основной идеей которой было сделать рынок основным регулятором производства. Вот что пишет один из глашатаев рыночной реформы 1965 года А.М. Бирман в брошюре "Что решил сентябрьский пленум": "Теперь основным показателем, по которому будут судить о работе предприятия и... от которого будут зависеть все его благополучие и прямая возможность выполнять производственную программу, является показатель объема реализации (т.е. продажи продукции)" .

Теоретические истоки этой реформы достаточно прозрачны. В конце 50-х - начале 60-х годов система управления советским народным хозяйством начала сильно пробуксовывать. Уже с 1954 года начали усиленно внедряться те или иные формы децентрализации якобы с целью повышения местной инициативы. 1956 год, ХХ съезд стал этапным в этом отношении. На нем были приняты специальные решения по этому поводу. Масса управленческих функций передавалась от центральных органов республиканским министерствам. Апофеозом этого этапа реформ было учреждение совнархозов и разделение партийных органов на промышленные и сельские. Несостоятельность такого рода решений стала очевидна достаточно быстро. Со смещением Хрущева совнархозы ликвидируются, но проблема остается. Выросшее и невероятно усложнившееся народное хозяйство настоятельно требует изменений в системе управления. Собственно, над ОГАС Глушков начал работать по поручению Косыгина еще в 1962 году. Сейчас сложно судить, насколько это поручение было связано с принятием новой программы КПСС, согласно которой к 1985 году собирались построить коммунизм. Дело в том, что предложения Глушкова о разработке системы безденежных расчетов с населением каждый раз настойчиво отвергались. Мало того, все подготовительные материалы по этому вопросу заставили уничтожить. Но с упразднением совнархозов нужно было срочно решать вопрос, в каком направлении должно идти изменение системы управления. До последнего момента проект Глушкова о создании единой системы управления народным хозяйством на базе вычислительной техники оставался основным. Но в этот самый последний момент он был отвергнут. Предпочтение было отдано внедрению рыночных механизмов управления народным хозяйством.

Было бы неверно представлять, что В.М.Глушков был единственным человеком, кто выдвигал идею усовершенствования централизованного управления народным хозяйством на базе электронно-вычислительной техники. Очень многим людям стало ясно, что нужна не децентрализация управления, которая лишает СССР основного преимущества перед США и Западной Европой, а совершенствование методов централизованного управления на базе достижений научно-технического прогресса. В 1959 году А.И.Китов, руководитель Вычислительного центра при Министерстве обороны СССР (позже он стал одним из ближайших сотрудников В.М.Глушкова в деле внедрения АСУ в оборонных отраслях), предложил идею создания единой автоматизированной системы управления для Вооруженных Сил и народного хозяйства страны на базе вычислительных центров Министерства обороны. Тогда эта идея не нашла реализации. Еще раньше, в 1955 году, Академия наук СССР подготовила предложения о создании системы вычислительных центров для научных расчетов. Во многом она была реализована. Немного позже концепцию единой системы вычислительных центров для обработки экономической информации выдвинул академик В.С.Немчинов.

И в этом направлении было очень много сделано. Были созданы машины, многие из которых уже не уступали американским (например, лебедевская М-20 в 1958 году была принята Государственной Комиссией с аттестацией "самая быстродействующая в мире", это при том, что в ней было в пять раз меньше ламп, чем в соответствующей американской ЭВМ "Норк"). Были отработаны механизмы связи между машинами. К примеру, машина, установленная на исследовательском судне в Атлантическом океане передавала по радио данные прямо в Киевский вычислительный центр, где эти данные обрабатывались. А применение ЭВМ в системе противоракетной обороны позволило нам вырваться в этой области вперед по сравнению с американцами на несколько лет. Объединение средств вычислительной техники в единую систему, которая бы обслуживалась высококвалифицированными специалистами, было важно еще и для того, чтобы как-то смягчить наше отставание от США в производстве этой техники. В 1964 году вряд ли у кого-либо из серьезных руководителей производства или науки могло возникнуть сомнение, что будущее именно за электронно-вычислительной техникой. Именно поэтому идея ОГАС поначалу была встречена с полным пониманием.

Тем более непонятно, каким образом могло случиться так, что предпочтение в самый последний момент было отдано проекту так называемых "экономистов". Люди, которые выступили инициаторами "реформы", были мало кому известны, они свалились как снег на голову и сразу стали играть едва ли не ключевую роль в советской экономической науке. Например, Е. Г. Либерман, статья которого в "Правде" "План, прибыль, премия" считалась научным "обоснованием" реформы и по имени которого ученые, отнесшиеся к реформе скептически, назвали ее "либерманизацией", до этого был скромным профессором одного из харьковских вузов и ничем особым не прославил себя в области экономической науки.

Очень интересно, что деятельность "рыночников" была четко направлена именно против проекта Глушкова. Притом аргументы были иногда просто смехотворными и дикими. Например, авторы рыночного проекта соблазняли Косыгина тем, что, дескать, их экономическая реформа вообще ничего не будет стоить, т.е. будет стоить ровно столько, сколько стоит бумага, на которой будет напечатано постановление Совета Министров, и даст в результате больше, чем очень дорогой и требующий невероятного напряжения усилий всей страны и полной реконструкции старой системы управления народным хозяйством проект ОГАС. Но именно эти аргументы сыграли роковую роль в том, что программа подведения технической базы под существующую в то время плановую систему управления экономикой была отодвинута в сторону, а была принята программа, которая обеспечила поворот к сползанию экономики в пучину рыночной анархии.

В.Д. Пихорович. Невостребованная альтернатива рыночной реформе 1965 года. К 80-летию со дня рождения академика В.М. Глушкова.
кот

"Преданный социализм"

Военкомуезд разозлил меня не на шутку своей любовью к Косыгину и Ко, и я засел читать книгу Кирана и Кенни "Преданный социализм" (в русском издании Socialism Betrayed перевели как "Продавшие социализм", оно также несколько сокращено по сравнению с оригиналом). Собственно, речь в труде идет о том, о чем нужно - о "теневой экономике" в СССР как моторе перестройки и реставрации капитализма. В отличие от многих наших коммунистов, зарубежные товарищи правильно увидели корень проблемы.

Однако после 1957 года в недрах социалистической системы начали созревать "гнезда" и другого, уже нового социально-экономического базиса, балгоприятствующего восприятию и распространению буржуазных идей. Корни этого базиса вели к таким слоям населения страны, которые тем или другим способом получали возможность развивать деятельность, способствующую их личному обогащению. По сути дела, это были весьма специфические, мягко говоря, способы частно-собственической деятельности, поскольку они "подкармливались" и вообще существовали преимущественно за счет социалистической экономики и общенародной собственности.

Таковы были основы того явления, которое со временем все чаще стало упоминаться и утверждаться как в научно-исследовательской литературе, так и в жизни самого общества под названием "второй", "скрытой", "теневой" или даже прямо - "подпольной" экономики, складывающейся в недрах советской общественно-экономической системы и функционирующей наряду с основной, первой и законной социалистической экономикой.

Другой важной характеристикой данного явления было то, что носители его как изначально, так и в течение довольно продолжительного периода времени, не выступали неким отдельным общественным классом или хотя бы относительно обособленной социальной прослойкой. По сути дела, они были просто отдельными индивидами, определенной частью обычных граждан, занятых в секторах непосредственного производства как промышленности, так и сельского хозяйства. Но, в отличие от остальных трудящихся, их усилия преимущественно были направлены на изыскание путей и способов использования производственных возможностей и рабочего времени в целях личного обогащения. Нередко, к тому же, определенные виды деятельности данного типа удавалось оформить как "вполне законные". Иные из них, однако, зачастую были на грани закона или даже находились в прямом противоречии с ним.

Так или иначе, с течением времени число людей, добивающихся повышения своих личных доходов и состояния с помощью так называемой "второй", "теневой" или "подпольной" экономики, постепенно возрастало. По ходу дела этот процесс на практике оборачивался все более заметным появлением специфической, первоначально "квазисоциальной" общественной прослойки, которая в дальнейшем уже определенно приобретала статус класса мелкой буржуазии.

Все дальнейшее развитие показало, что появление и развитие данной, по существу, частнособственнической, "второй экономики", паразитирующей на общественной собственности социалистической экономики, вело к утверждению враждебно настроенного к социализму общественного слоя. Мало того, эта "вторая" или "теневая" экономика стала, может быть, наиболее разлагающей и вредной для самого существования социалистического общества "побочной" частью "наследия" правления не только Хрущева, но и позднего Брежнева.

В свое время Ленин неоднократно указывал на всю тщетность ожиданий исчезновения "сразу и навсегда" после политической победы социалистической революции самой склонности к частнособственнической деятельности. Впоследствии, как известно, Сталину удалось добиться чувствительного ограничения как сфер и масштабов ее применения, так и социально-общественных последствий от него. Однако при Хрущеве, а позже при Брежневе, как это было отмечено выше, под видом "квазисоциальной" деятельности, произошел процесс своеобразного перерождения частнособственнического уклада. Далее явления приобрели столь широкое распространение и развитие, что несколько позже, при Горбачеве и Ельцине, они уже оказались в состоянии подчинить себе и подменить собой даже целые сектора советской экономики, находящиеся в основном непосредственно в отраслях производства.

"Вторая, теневая экономика" оказала чрезвычайно глубокое зловредное воздействие не только на процессы непосредственного функционирования системы народного хозяйства СССР. По сути дела, она стала также и средством возрождения и укрепления частнособственнического способа получения доходов, а наряду с этим - и всей системы капиталистического способа производства и распределения, которую незадолго до этого было принято считать безвозвратно изжившим себя пережитком прошлого.

На самом деле, сущность "второй экономики" глубинно коррупционная и криминальная. Поэтому она нашла чрезвычайно благоприятный для себя способ приукрашивания и маскировки своего содержания, выразившийся в безбрежном, разнузданном восхвалении "достоинств" капитализма, причем в его откровенно эксплуататорских, ничем не ограниченных "неолиберальных" измерениях.

Именно этот, насколько специфический, настолько и красноречивый криминально-неолиберальный конгломерат стал играть роль наиболее активного внутреннего источника неограниченной финансовой поддержки всевозможных акций и кампаний против социалистического строя страны. Сначала действия такого рода шли преимущественно в русле "социалдемократизации" партии и государства. Постепенно, набираясь сил, они все откровеннее стали ставить под вопрос сами основы социалистического строя. Зачастую заправилы "теневой экономики" не только финансировали, но и прямым образом руководили кампаниями и действиями такого рода.


Keeran, Roger and Kenny, Thomas. Socialism Betrayed. Behind the Collapse of the Soviet Union. 1917-1991. iUniverse, 2010.

Киран Р. и Кенни Т. Продавшие социализм. М., 2010.

P.S. Собственно, о косыгинско-либерманской реформе они ничего не пишут. В основном работа посвящена горбачевскому периоду (одна из лучших по данной теме, между прочим). Таким образом, развитие теневой экономики рассматривается авторами только как прелюдия перестройки, материальный базис последующей реставрации капитализма. О причинах же появления и разрастания теневой экономики в СССР они почти ничего не говорят, хотя вполне очевидно, что это было связано как с борьбой против "культа личности" и последовавшим "бережным отношением к кадрам", так и с реформами середины 60-х годов. И авторы здесь со мной согласны:

Вместе с тем, как мы уже отмечали, поворот этот являлся также и порождением весьма долголетней исторической традиции, а именно - склонности к компромиссам с идеологией и практикой капитализма как внутри страны, так и в международном плане. В разных формах, с меняющейся интенсивностью и претензиями, эта тенденция, так или иначе, на деле всегда сопутствовала подлинному революционному движению, практически, с самого момента его возникновения и организационного становления.

К середине 50-х годов в СССР эта тенденция стала заметно утверждаться и расширять свою социальную базу. В тот период последовательно был проделан ряд существенных попыток "пересмотра" как самой теории марксизма-ленинизма, так и практики непосредственного строительство социализма. Не без основания их можно рассматривать и с позиции отступления перед идеологией капитализма и его системы "эффективно действующей" экономики частной собственности и "свободного рынка". Хоть и в сильно ограниченном и первоначально находящемся под контролем масштабе, отдельные ростки такой системы постепенно стали складываться и продолжали действовать и в условиях социализма.

<...>

Так что Горбачев и его политика в действительности вовсе не "упали с неба". Просто в современных условиях именно Горбачев оказался наиболее удачно подобранным "проводником", который должен был провести в жизнь определенный комплекс политических и экономических идей, издавна "мирно сосуществовавших" с социалистическими как в самой партии, так и в структурах государственного управления обществом.

В сталинское время, а также в первые годы после снятия Хрущева с должности, видимое присутствие таких идей и их приверженцев в жизни страны ощутимо уменьшилось. Однако, как показал дальнейший ход истории, они не исчезли совсем, а, скорее, временно перешли в некоторое более "замкнутое в себе", так сказать, латентное состояние, в котором просто выжидали наступления более благоприятных условий с тем, чтобы вновь "восстать" И приступить к более активным действиям.

По данному поводу сотрудник известной ежедневной газеты "Вашингтон пост" Роберт Кейзер пишет в своей книге о Горбачеве следующее: "Для преобладающей части западного общества выход Горбачева на политическую сцену был полной неожиданностью. Однако в действительности реформистская линия в партии существовала чуть ли не с самого ее зарождения. "Родоначальником" ее в советский период считается Николай Бухарин. Он хоть и подвергался часто критике со стороны Ленина, но все же годы подряд работал внепосредственной близости от него и пользовался авторитетом одного из наиболее уважаемых деятелей партии".

По сути дела, в 1987-1988 годы Горбачев просто снял с себя уже ненужные ему прежние идейно-политические "одеяния" марксиста-ленинца, роль которого он довольно успешно сумел сыграть непосредственно после своего прихода к власти, и перешел к выполнению других, в корне отличающихся от прежних, "ролей". Или, может быть, все-таки точнее будет сказать, что и в период 1987-1988 годов Горбачев все так же предпочитал ходить "одним рукавом" в "одеянии" коммуниста-ленинца, оставаясь на самом деле кем-то совершенно иным.

Основные постулаты "новой линии" тогдашнего генерального секретаря ЦК КПСС получили немалое распространение и влияние еще в период Хрущева. Однако, в отличие от самого Хрущева, им удалось политически пережить его и сохраниться на протяжении последующих десятилетий двадцатого века, чтобы вновь прорасти и укрепиться, на сей раз с последствиями гораздо более пагубными, уже в середине 80-х годов.
кот

"а мы могли бы служить в разведке"

Кашин взял интервью у Лебедева.

— Ну вот я Рогозина знаю давно.

— По линии разведки?

— Нет, где-то в городе познакомились, и давно — это сейчас давно, а тогда я его знал, ну, года два где-то.


Я сразу представляю себе такую милую картину - где-нибудь в Лондоне идут навстречу друг другу Лебедев и Рогозин, и Рогозин спрашивает: "Вы не подскажете, который сейчас час?" Или Лебедев задает ему такой же вопрос, это не важно. И так они познакомились, два человека, которые вообще не имеют никакого отношения к КГБ.

— Работали вы на Лубянке?

— Ой, ну что вы. Лубянка — это КГБ, мы сидели в Ясеневе. Вообще КГБ никакого отношения не имел к разведке, с моей точки зрения. На 95 процентов абсолютно самостоятельная история, но формально да, КГБ. Какое отношение разведка имела к девятому, например, управлению, к охране?


Т.е. если вы сидели в Ясеневе (рядом со мной, кстати), то вы уже не имели никакого отношения к КГБ. Ведь все знают, что КГБ - это Лубянка.

"Вообще это миф, что сотрудники разведки чего-то добились в бизнесе. Это дело случая и знаний. Если бы я не получил этих знаний в Лондоне, я бы не добился ничего в сфере операций с долгами и ничего бы не понимал в финансовых операциях. Я работал крайне активно во времена Горбачева в Лондоне, это было крайне интересно, был большой спрос на нас, разведке разрешали более-менее объективно писать, что такое западные экономики, политические системы — был на это спрос со стороны молодой генерации"

Чем дальше читаю, тем больше убеждаюсь, что Лебедев явно преуменьшает в разговоре с Кашиным свои разведывательные таланты. Не только "аналитикой" он там занимался.

Я закончил МГИМО в 1982-м, а из КГБ ушел в 1992-м. Все достаточно прозаично, и вся эта романтизация и поговорка, что оттуда никогда не уходят, — я на нее отвечаю: «А что, из гинекологов уходят?» Вот я простой советский гинеколог.

— А делали вы там что?

— Я занимался аналитической работой, это обобщение всей информации, то есть работа с открытыми и прочими источниками и доклад этого наверх, в инстанцию так называемую, по разметке. Как говорили — писать надо так, чтобы дураку было понятно. Как правило, не больше полутора страниц. Почти твиттер, особенно после того, как начальники все вымарают.


Да, пора мне завязывать с этим делом, с несчастными савецкими людьми. Time to move on. Просто до сих пор не укладывается в голове масштаб предательства, когда СССР сдали все, абсолютно, и, конечно, наш "щит и меч".