Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

кот

Ленин-кот, старая крыса Плеханов и околоточный Троцкий

Плеханов вскоре после отъезда Носкова поместил в «Искре» открытое письмо в ЦК под заглавием «Теперь молчание невозможно». В этом письме, ссылаясь на тайную информацию Носкова, Плеханов требует от ЦК лишения полномочий Ленина, обвиняя его во всех смертных грехах. Прочитав это возмутительное письмо, мы, по обычаю, собрались у Ильича, чтобы обсудить, как нам реагировать на него. Решили, чтобы кто-нибудь из нас написал открытое письмо к Плеханову. Сейчас же принялись писать несколько человек. Из всех написанных Ильич одобрил мой проект и проект Вольского (Нилова) – недавно приехавшего из России молодого товарища, который, правда, очень скоро после этого отошел от нас к меньшевикам, а затем и совсем от революционной работы. Мы послали наши письма в «Искру». Мое письмо, как участника съезда и старого, всем меньшевикам известного работника, они должны были напечатать. Письмо Нилова, как полученное якобы от неизвестного человека, напечатано не было. Мое письмо было напечатано вместе с плехановским ответом на него. Ответ был написан генеральским тоном, в котором явно сквозило пренебрежение к рядовому работнику, осмелившемуся задавать вопросы признанному генералу от марксизма.

Ответ Плеханова не рассердил нас. Он показал, что Плеханов окончательно потерял самостоятельную линию, оказался уже вполне на поводу у меньшевиков. Первый ответ, который мы дали ему на его выступление, было коллективное письмо 37 большевиков. В нем прямо указывалось на обывательщину, которая сквозит во всей статье Плеханова. На его угрозу при торжестве ленинской точки зрения в партии уйти из партии авторы письма спрашивают его, кто, собственно говоря, собирается уйти из партии, если тамбовский дворянин Плеханов (так назвал он себя в ответе на мое письмо), то скатертью ему дорога. Жалко будет, если уйдет социал-демократ Плеханов. Редакция это письмо не напечатала, ссылаясь на то, что ей неизвестно, состоят ли подписавшиеся товарищи в партии. И это несмотря на то, что подписавшиеся товарищи заявили, что список их настоящих имен имеется в ЦК партии.

В столовой Лепешинских у кого-то явилась мысль изобразить весь этот инцидент в карикатурах. Мы за обедом все коллективно придумали содержание и текст. Лепешинский мастерски нарисовал карикатуру.

Насколько помню, первая карикатура появилась на статью Мартова «Вперед или назад», в которой он в беззубой злости пытался политически похоронить Ильича, критикуя его брошюру «Шаг вперед, два шага назад». В статье Мартова имелся подзаголовок «Вместо надгробного слова». В ответ мы коллективно придумали, а Лепешинский нарисовал карикатуру «Как мыши кота хоронили». Карикатура вышла очень удачной. Ильич, изображенный котом, Плеханов – старой крысой, все остальные лидеры меньшевиков (Мартов, Аксельрод, Троцкий, Дан, Потресов) в виде мышат поразительно удались Лепешинскому. Все дальнейшие карикатуры напоминали отдельные эпизоды из нашей фракционной борьбы.

В ответ на письмо Плеханова и отказ редакции напечатать письмо 37 большевиков получились две карикатуры. Одна под названием «Житие Георгия Непобедоносца» в шести картинах изображала важнейшие моменты из жизни Георгия Валентиновича Плеханова: как он вместе с Лениным боролся сначала с «экономистами», после – с меньшевиками, как он затем испугался съезда лиги, открыл храм «Искры» для меньшевиков, как он начал вместе с этими меньшевиками гадить в этом храме, наконец, как он вспомнил о том, что он «тамбовский дворянин». Последняя заключительная картина представляла, как Ильич в виде атамана разбойников приказал нам, его сподвижникам, разложить Плеханова и всыпать ему горячих. К сожалению, эта карикатура пока не найдена и нигде не была воспроизведена, хотя довольно широко распространена была в литографированном виде за границей. Вторая карикатура изображала участок: Плеханов в качестве исправника или частного пристава, Мартов в виде канцелярской полицейской крысы, Троцкий в виде молодого, готового на всякие услуги околоточного надзирателя, Дан в виде одетого в штатское сыщика, а мы все, большевики, в виде толпы оборванцев, подающих бумагу в «небюрократическое учреждение», т.е. в редакцию «Искры». Стоящие в шкафу «дела» представляли из себя перечень всех спорных и склочных вопросов, выдвигавшихся против нас меньшевиками.

Конечно, эти карикатуры моментально расходились по всей Женеве и по другим заграничным колониям. Меньшевики были возмущены до глубины души. Плеханов выходил из себя от злости. Его жена как-то решилась прийти к одному из большевиков и заявила ему, что пусть не забывают, что Плеханов действительно дворянин и получил военное образование и что, если выведут его из себя, он может вызвать автора карикатуры на дуэль.

Мы все во главе с Ильичем хохотали самым веселым образом над всей суматохой, которую подняли меньшевики по поводу карикатур. Это оказалось сильным оружием, и на каждую ругательную статью меньшевиков мы отвечали новой карикатурой.

Лядов М. Из жизни партии в 1903-1907 годах (воспоминания). М., 1956. С. 45-47.